Раскрытие тайн, подготовка к Событию, пробуждение человечества...


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

ЧУДЕСА В НАШЕ ВРЕМЯ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

1 ЧУДЕСА В НАШЕ ВРЕМЯ в Вс Июл 16 2017, 03:03

Dar-Veter


Редактор "ПкИ"
Невероятная телепортация * Жизнь без болезни и смерти * Хлеб из ничего * Сотворение * По воде, как по земле * Универсальная Космическая Энергия * Пройти сквозь огонь


Спойлер:



Невероятная телепортация


Из Потала мы направились в Асмах, еще меньшую деревушку, отстоящую от него миль на девяносто. Эмиль поручил двум юношам сопровождать нас. Эти утонченные, грациозные представители индийской расы должны были взять на себя организацию всей экспедиции. Нам еще никогда не доводилось видеть такой непринужденности и самообладания. Для удобства я буду называть этих молодых людей Джаст и Непроу.

В той деревне, откуда начиналось наше путешествие, нас встретил Эмиль, позаботившийся о том, чтобы мы не испытывали неудобств. Он был гораздо старше и опытнее. Джаста он назначил исполнительным главой экспедиции, а Непроу — его помощником, обязанным следить за точным выполнением всех распоряжений.

Напутствуя нас, Эмиль сказал: «Скоро вы отправитесь в экспедицию. Бас будут сопровождать вот эти два человека, их зовут Джаст и Непроу. До ближайшей остановки, расположенной в девяноста милях отсюда, пять дней пути. Я же ненадолго задержусь в Потале, потому что сумею покрыть это расстояние гораздо быстрее и успею еще вас опередить. Я попрошу вас оставить одного из своих коллег со мной в качестве наблюдателя. Так мы сэкономим время, а ваш товарищ присоединится к экспедиции через десять дней. Он будет следить за всем, что здесь произойдет, а затем доложит обо всем вам».

Мы двинулись в путь с Джастом и Непроу во главе. Более деловую обстановку трудно себе даже представить. Словно по мановению дирижерской палочки, все было приведено в полную готовность. Такая же точность и аккуратность соблюдались на протяжении всей экспедиции, длившейся целых три с половиной года.

Мне хочется уделить пару слов Джасту и Непроу. Джаст был красивым, стройным индусом, любезным и ловким, без малейшего намека на самомнение. Приказания, которые он отдавал ровным голосом, моментально и в точности выполнялись, что всегда вызывало у нас удивление. С самого начала экспедиции мы часто беседовали о его благородном характере. Его чудесный помощник по имени Непроу был всегда начеку — хладнокровный, собранный и чертовски работоспособный. Ничем не нарушаемое спокойствие, помноженное на поразительную выверенность движений и удивительную сообразительность и исполнительность. Все это настолько бросалось в глаза, что мы то и дело отпускали изумленные замечания. «Чудесные ребята,— сказал как-то наш руководитель, — такие сообразительные и исполнительные люди редко встречаются».

На пятый день, около четырех часов дня мы прибыли в назначенную деревушку. Как и было обещано, встречать нас вышел сам Эмиль. Можете представить себе наше изумление! Ведь мы были уверены, что ехали по единственной проезжей дороге и лишь немногим медленнее здешних курьеров. Последние, как правило, едут круглые сутки, по очереди сменяя друг друга. Но вот перед нами стоял человек довольно преклонных лет, который при всем желании не смог бы покрыть расстояние в девяносто миль быстрее нас — однако факт оставался фактом!

Мы, конечно же, набросились на него с расспросами, требуя объяснений. Вот что он нам сказал: «Когда вы уезжали, я пообещал вас здесь встретить — и вот я здесь. Мне хотелось показать вам, что возможности человека неограниченны, что его не стесняют границы времени и пространства. Если человек познал сам себя, ему совсем не нужно тратить целых пять дней на то, чтобы преодолеть девяносто миль. Человек от природы наделен способностью мгновенно преодолевать самые немыслимые расстояния. Еще совсем недавно я находился в деревне, из которой вы выехали пять дней назад. То, что вы считаете моим телом, все еще пребывает там. Коллега, оставленный вами в деревне, подтвердит: без нескольких минут четыре я, беседуя с ним, утверждал, что встречу вас по прибытии примерно в это время.

То, что вы считаете моим телом, все еще находится там, и ваш коллега видит его, хотя оно теперь лежит без движения. Я просто хотел показать вам, что мы можем покинуть свою телесную оболочку и встретить вас в любом месте в назначенное время. Двое молодых людей, сопровождавших вас, могут передвигаться точно так же. Теперь вы понимаете, что мы такие же обычные люди, как вы; что в этом нет никакого волшебства — просто мы гораздо полнее, чем вы, развили способности, дарованные нам Отцом — Великим Всемогущим Существом. Мое тело останется там, где оно находится сейчас, до вечера, а затем я перенесу его сюда, а ваш товарищ отправится в путь тем же способом, что и вы, и прибудет в положенное время. Денек отдохнув, мы совершим путешествие в небольшую деревушку, до которой один день езды, заночуем там, а потом вернемся назад, встретим вашего товарища и послушаем его рассказ. Вечером мы все соберемся в этой хижине. А пока что до встречи!»

Вечером в нашей запертой хижине внезапно появился Эмиль и сказал: «Я вошел сюда, по вашим словам, «волшебным образом». Поверьте мне, в этом нет никакого волшебства. Сейчас я продемонстрирую вам простой эксперимент. Вы увидите все своими глазами. Устройтесь так, чтобы вам хорошо было видно. Вот перед вами стакан воды, которую один из вас только что набрал в роднике. Посмотрите: в воде образовался крошечный кристаллик льда. Он постепенно обрастает все новыми и новыми кристалликами, и вот, наконец, вся вода в стакане замерзла. Что же произошло? Я удерживал центральные атомы воды в Универсальном до тех пор, пока они не кристаллизовались. Иными словами, я снижал их вибрацию до тех пор, пока они не стали льдом, затем все остальные частички также кристаллизовались, и вся вода превратилась в лед. То же самое можно проделать с водой в рюмке, в ванне, в пруду, в озере, в море и во всем мировом океане. Что же произойдет? Все замерзнет, не так ли? Зачем я это сделал?

Просто так. Вы спросите, по какому праву я это делаю? По праву совершенного закона, отвечу я вам. Но, в таком случае, с какой целью? Цель отсутствует, ведь я не совершил никакого добра, да и не мог его совершить. Что бы случилось, если бы я довел этот эксперимент до конца? Ответная реакция. По отношению к кому? Ко мне. Я знаю закон, по которому все, что бы я ни сотворил, в точности отражается на мне самом. Поэтому я творю только добро, и добро возвращается ко мне только добром. Теперь вы понимаете, что, если бы я продолжил замораживать воду, холод нанес бы мне ответный удар еще до того, как я завершил бы свой эксперимент, и, пожиная плоды своего желания, я замерз бы сам. И наоборот, когда я творю добро, я вечно пожинаю плоды своего добра.

Мое сегодняшнее появление в вашей хижине можно объяснить подобным же образом. В той маленькой хижине, где я с вами расстался, я удерживал свое тело в Универсальном, повышая его вибрации до тех пор, пока оно не возвратилось в Универсальное, в котором пребывает вся субстанция. Затем, с помощью своего Я ЕСМЬ, или своего Сознания Христа, я удерживал свое тело в уме до тех пор, пока его вибрации не снизились и оно не материализовалось перед вами прямо в этой комнате. Где же тут волшебство? Ведь я пользуюсь способностью, или законом, дарованным мне Отцом через Его Возлюбленного Сына. Ведь этот Сын пребывает и в вас, и во мне, и во всех людях. Где же здесь волшебство? Нет здесь никакого волшебства.

Жизнь без болезни и смерти



На следующий день мы поднялись с рассветом и вернулись в деревню, в которой оставили свое снаряжение. Мы прибыли туда перед самым наступлением темноты и разбили лагерь под огромной смоковницей. На следующее утро к нам пришел Эмиль, и мы сразу же засыпали его вопросами. «Я нисколько не удивлен, что у вас возникло столько вопросов, — молвил он, — и с радостью отвечу на некоторые из них, а на остальные пока что промолчу. Вы должны понять, что, используя в разговоре с вами ваш язык, я стараюсь донести до вас великий и основной принцип нашей веры.

Если все знают Истину и правильно ее истолковывают, значит, все происходит из одного и того же источника, не так ли? Все мы едины с вселенским разумом, едины с Господом. Все мы одна единая семья. И каждый ребенок, каждый новорожденный, независимо от касты и вероисповедания, — член этой великой семьи.
Вы спрашиваете, можно ли избежать смерти. Позвольте мне ответить словами Сиддхи: «Человеческое тело развивается из такой же индивидуальной клетки, как и тела растений и животных, которых мы называем своими меньшими и более примитивными братьями. 

Индивидуальная клетка — это микроскопически малая единица тела. В процессе роста и многократного деления из крохотного ядрышка этой клетки развивается целое человеческое тело, состоящее из бессчетного множества клеток. Различные группы клеток выполняют только им присущие функции, но в целом все они сохраняют свойства индивидуальной клетки, из которой произошли. Индивидуальную клетку можно назвать изначальной искрой всей животной жизни.

С той самой минуты, как на Земле возникла жизнь, этот скрытый Божественный огонь связывает нерушимой цепью все поколения живых существ, заключая в себе их жизненную силу». Эта индивидуальная клетка обладает свойством вечной молодости. Но что же представляют собой коллективные клетки под названием «тело»? Коллективные клетки развиваются из индивидуальной, сохраняя ее индивидуальные свойства и, в частности, скрытый огонь жизни — Вечную Молодость. Как вы уже знаете, коллективные клетки, то есть тело, охраняют индивидуальную клетку в течение короткого промежутка земной жизни.

Древнейшие наши учителя прозрели великую истину об изначальном единстве жизненных реакций у растений и животных. Давайте представим себе, как они наставляли своих учеников под роскошной кроной этой смоковницы:
«Взгляните на это гигантское дерево. Оно наш брат, потому что жизненный процесс, проходящий в нем, по существу аналогичен тому, что происходит в нас самих. Вглядитесь в листья и почки на кончиках веток старейшей смоковницы; они так же молоды, как семя, из которого возрос этот великан. Если жизненные реакции растений и животных аналогичны, в наблюдении этого дерева человек может почерпнуть много пользы. 

Если листья и почки на кончиках ветвей старейшей смоковницы так же молоды, как семя, из которого она произросла, значит, коллективные клетки, образующие тело человека, тоже останутся молодыми и вечнозелеными, подобно яйцу или самой индивидуальной клетке. В самом деле, почему ваше тело должно стариться и умирать? Не лучше ли быть всегда таким же молодым и полным сил, как жизненное семя, из которого оно возникло? Неувядающую смоковницу, этот символ вечной жизни, погубят разве лишь молния или ураган. Она не подвержена естественным законам старения и разложения, ее клетки полны неиссякаемой жизненной силы. Все это относится и к божественной форме человека».

Человек от природы не подвержен ни смерти, ни старению; он может погибнуть только от несчастного случая. В теле его, то есть в его коллективных клетках, не протекает неизбежный процесс старения; ничто не в силах парализовать индивида. Получается, что смерти можно избежать. Болезнь — это, прежде всего не-здоровье, отсутствие покоя или Санти — сладостной, радостной умиротворенности духа, отраженной посредством разума во всем теле. Одряхление, столь обычное для людей, свидетельствует лишь о незнании причин, вызывающих те или иные психические и физические заболевания. Соответствующий умственный настрой может даже предотвратить несчастный случай. Сиддха говорит: «Если правильно поддерживать телесный тонус, тело сумеет отразить любую инфекцию, грипп и чуму». Сиддхи не боялись микробов и никогда ничем не болели.

Запомните: молодость — это Божье семя любви, посаженное в божественную форму человека. Молодость — это божество внутри человека; молодость — это жизнь духовная, жизнь прекрасная. Жить и любить умеет только жизнь, и зовется она жизнью вечной. Старость бездуховна, смертна, уродлива, ее не существует. Уродство, называемое старостью, вызывают страхи, скорбь и страдания. Красоту, называемую молодостью, вызывают радость, идеал и любовь. Старость — лишь раковина, скрывающая жемчужину реальности — жемчужину молодости.

Вам необходимо обрести сознание младенца. Представьте, что внутри вас Божественный Младенец. Скажите себе перед сном: «Я постиг, что внутри меня — вечно юное, вечно прекрасное духовное тело радости. У меня прекрасный, духовный разум, глаза, нос, рот и кожа; у меня тело Божественного Младенца. Сегодня оно совершенно». Повторите это несколько раз и спокойно помедитируйте. Проснувшись утром, скажите себе вслух: «О да, дорогой (имя рек), у тебя внутри божественный алхимик». Духовная сила этих слов вызовет превращение, и вышедший наружу Дух насытит ваше духовное тело и духовный храм. Благодаря внутреннему алхимику мертвые и изношенные клетки отпадут, и родится золото вечно здоровой и прекрасной новой кожи. Вечная молодость — проявление истинно божественной Любви. Божественный алхимик вечно кует в моем храме новые, прекрасные дочерние клетки. Дух молодости пребывает в моем храме — этой божественной форме человека. Все прекрасно. Ом Санти! Санти! Санти! (Покой! Покой! Покой!)
Научитесь улыбаться, как дети. Улыбка, идущая от сердца, — это духовное расслабление. Подлинная улыбка поистине прекрасна, это художественное творение «Внутреннего Бессмертного Правителя». Скажите про себя: «Я желаю всему миру добра. Да будут все блаженны и счастливы». Приступая к дневным трудам, повторяйте: «Внутри меня — совершенная Божественная форма. Наконец-то я стал тем, чем хотел! Каждый день я мысленно представляю свою прекрасную сущность, а затем претворяю ее в жизнь! Я Божественный Младенец, я больше никогда ни в чем не буду нуждаться!»
Научитесь возбуждать себя. Повторяйте: «Мой разум наполняет Безграничная Любовь, возбуждающая мое тело своей совершенной жизнью». Пусть вас всегда окружают радость и красота. Развивайте у себя чувство юмора. Наслаждайтесь солнечным светом.


Вы уже поняли, что я излагаю вам учение Сиддхи. Это самое древнее учение; его история исчисляется тысячелетиями. Учителя Сиддхи наставляли людей на путь лучшей жизни задолго до того, как те познали первые плоды цивилизации. Из их учения возникла система правителей. Однако правители вскоре забыли о том, что все исходит от Господа. Считая свои достижения своей личной заслугой, они утратили понятие о духовном и увлеклись личным и материальным. Личностные концепции правителей вызвали великий раскол в верованиях и разброд в мыслях. Так мы понимаем Вавилонское столпотворение. Учение Сиддхи донесло до нас через века истинные вдохновенные идеи Бога, выражающего себя в человечестве и во всех Своих творениях, и понятие о том, что Бог — это Все и проявляется во всем. Сиддхи никогда не уклонялись от этого учения и сумели сохранить в первозданном виде великую основную Истину».

Хлеб из ничего


По возвращении мы застали в деревне толпу незнакомых людей. Они собрались из окрестных селений, и несколько Мастеров намеревались вести их в деревню, расположенную в ста двадцати милях отсюда. Нас это удивило: мы путешествовали в том же направлении и наткнулись по дороге на песчаную пустыню. На самом деле, то было высокогорное плато, покрытое зыбучими песками, на котором почти ничего не росло. За пустыней дорога вела через невысокий горный кряж — отрог Гималаев. Вечером нам предложили присоединиться к экспедиции и предупредили, чтобы мы взяли с собой только самое необходимое: на Гималаи пока взбираться не будем. Экспедиция должна была начаться завтра, в понедельник.

У Джаста и Непроу, как обычно, все было наготове, и ранним утром мы в сопровождении еще трех сотен человек двинулись в путь. Большинство наших спутников были калеками, искавшими исцеления. Все шло прекрасно вплоть до субботы, когда на нас обрушилась невиданная гроза. Бешеный дождь лил три дня и три ночи. Такие дожди здесь считают предвестниками лета. Мы разбили лагерь в очень удобном месте и нисколько не пострадали от грозы. Наибольшую тревогу вызывала у нас провизия: мы запаслись ею ровно настолько, чтоб хватило на дорогу. Мы не учли возможности задержки. Ситуация казалась тем серьезнее, что пополнить свои запасы мы могли только в деревне, расположенной в ста двадцати милях от нас. К тому же, дорога к ней пролегала через песчаную пустыню, о которой я уже говорил.

В четверг утром снова показалось солнце, но ожидания наши были обмануты. Нам сказали, что нужно еще подождать, пока дороги просохнут, а реки возвратятся в свои берега, и только тогда продолжать путь. Все мы опасались, как бы к этому времени не закончилась провизия, и один из нас возроптал.

Эмиль, заведовавший всем снаряжением, пришел к нам и сказал: «У вас нет причин для страха. Разве Бог не заботится о всех Своих созданиях от мала до велика, и разве мы не создания Божьи? Взгляните: у меня в ладони несколько пшеничных зерен. Если я сажаю их в землю, значит, я хочу получить урожай пшеницы. Я мысленно представляю себе пшеницу. Я исполняю закон, и в свое время семена прорастут. Однако это очень длительный, трудоемкий процесс. Будем ли мы терпеливо ждать его завершения? Почему бы нам не использовать более возвышенный и более совершенный закон, дарованный нам Отцом? Для этого необходимо успокоиться и мысленно представить себе идею пшеницы, и мы тотчас же получим готовое зерно. Если вы еще сомневаетесь, соберите его, перемелите в муку и испеките из нее хлеб». У нас на глазах выросла пшеница, мы собрали ее, перемололи, а затем испекли хлеб.

Эмиль между тем продолжал: «Вы увидели это своими глазами и поверили мне. Но теперь я спрошу вас: почему бы нам не использовать еще более совершенный закон и не сотворить еще более совершенную вещь, я имею в виду хлеб? Используя этот еще более совершенный или, если хотите, более возвышенный закон, я могу сотворить хлеб в готовом виде».

Как зачарованные, следили мы за тем, как в руках Эмиля появилась огромная буханка. Вскоре весь стол перед нами заполнился хлебами. Их было штук сорок. «Этих хлебов хватит на всех, — заметил Эмиль. — Если же не хватит, можно будет добавить, а все, что останется, отложить про запас». Каждый из нас отломил себе краюху. Хлеб был поразительно вкусным.

Эмиль продолжал: «Когда Иисус в Галилее спросил Филиппа: «Где нам купить хлебов?», Он хотел испытать его, потому что в глубине души знал: для того чтобы насытить все это множество людей, нет никакой нужды идти в деревню и покупать хлеб. Он хотел на живом примере показать Своим ученикам ату хлеба, возросшего из закваски Духа Святого. Как часто бываем мы такими же ограниченными, как Филипп! Сознание нынешнего человека погружено в счет. Оно без устали подсчитывает свои запасы: сколько осталось хлеба, сколько провизии, сколько денег и что на них можно купить.

Иисус осознал, что возможности человека, обладающего Сознанием Христа, безграничны. Он обратился к Господу — источнику и творцу всего сущего — и воздал Ему благодарение за силу и субстанцию, которыми Он нас наделил. И преломил Он свой хлеб и раздал ученикам, а ученики — возлежавшим, и когда все насытились, собрали и наполнили остатками двенадцать коробов. Иисус никогда не пользовался чужими излишками, чтобы удовлетворить Свою нужду или нужду ближних; он учил тому, что пища всегда пребывает в Универсальной Субстанции, — стоит только протянуть руку и сотворить ее. Точно так же пророк Елисей умножил масло вдовы. Он не стал обращаться к человеку, у которого был излишек масла, зная, что запасы его ограничены. Он вступил в контакт с безграничной Субстанцией и наполнил доверху все сосуды. Если бы сосуды не кончились, он наполнял бы их по сей день.

Уверяю вас, это не гипноз. Ведь никто из вас не погружен в гипнотический сон. Я знаю только один вид гипноза — самогипноз, при котором человек не верит, что любой из нас может совершить Божьи деяния и сотворить нужные вещи или условия. Ведь потребность сама по себе — это уже желание творить. Вместо того чтобы творить и развиваться по воле Господа, вы сворачиваетесь в свои скорлупки и твердите: «Я не могу» и, гипнотизируя сами себя, начинаете верить, что отлучены от Господа. Вы не способны к совершенному творению и выражению. Вы не позволяете Господу совершенно выразиться в вас. Не говорил ли Великий Мастер Иисус: «Верующий в меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит»? Ведь миссия Иисуса в том и заключалась, чтобы показать, что мы, Сыны Божьи, или люди в полном смысле слова, можем творить такие же совершенные и гармоничные дела, как Бог. И когда Иисус велел слепому омыть свои глаза в купальне Силоам, не желал ли он тем самым открыть глаза всем нам? Иисус был послан Отцом, чтобы показать нам: Отец желает, чтобы мы творили, подобно Ему; все должны осознать Христа в себе самом и во всем сущем и творить совершенные дела вслед за Иисусом.

Пойдем дальше. Буханка, которую я сотворил и держал только что в руке, внезапно испарилась. Что же произошло? Злоупотребив совершенным законом, я реализовал свою идею и уничтожил то, что уже сотворил. Злоупотребить — значит употребить неправильно, неправедно, то есть во зло. Совершенный закон точен, как музыка, математика или любой «естественный закон». Если я стану им злоупотреблять, он уничтожит не только мои творения, но и меня самого — их творца.

Давайте посмотрим, что случилось с хлебом. Он изменил свою форму: вместо буханки осталась горстка праха или золы. Но задумайтесь: не возвратился ли хлеб в Универсальную Субстанцию, из которой возник? Не пребывает ли он теперь в непроявленной форме, готовой в любую минуту проявиться вновь? Не происходит ли то же самое во всеми другими формами, сгорающими, разлагающимися или исчезающими как-нибудь иначе? Не возвращаются ли они в Универсальную Субстанцию, то есть к Богу, из которой возникли? Не в это ли смысл изречения: «Никто не восходил на небо, как только сошедший с небес»?

Совсем недавно вы наблюдали за образованием льда в стакане с водой. Уверяю вас, это «чудо» ничем не отличается от сотворения хлеба. Используя совершенный закон на благо человека, действуя согласно с этим законом и выражая его по воле Господа, я могу создавать хоть лед, хоть хлеб. Создавать хлеб, лед и другие нужные вещи — значит творить добро. И все вы должны стремиться к такой степени совершенства, при которой сможете творить подобные дела. Неужели вы не понимаете, что с помощью верховного, абсолютного Божьего закона вы сумеете воплотить свои самые возвышенные мечты? Осознайте себя, подобно Иисусу, совершенным Сыном Божиим, и вы исполните верховную волю Господа.

Не означает ли это, что мы свободны от ига торговли, да и от всех прочих оков? Насколько я понимаю, иго торговли станет в скором времени наиболее тягостными. Если дело пойдет так и дальше, торговля поработит душу и тело человека и в конечном счете уничтожит сама себя и тех, кто ею занят. На заре человечества она служила высоким духовным целям, но с приходом материализма творческие силы становятся силами разрушения. Не побуждает ли нас само иго торговли превозмочь эти условия или же стать выше них? Для этого нам нужно возвысить свое сознание до Сознания Христа и постигнуть свое предназначение. Не этому ли учил нас Иисус? Не служит этому примером вся Его жизнь?

Источник: БЭРД Т. СПОЛДИНГ, «ЖИЗНЬ и УЧЕНИЕ МАСТЕРОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА»


Источник  http://цельжизни.орг/?p=695


Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)

2 Re: ЧУДЕСА В НАШЕ ВРЕМЯ в Вс Июл 16 2017, 03:10

Dar-Veter


Редактор "ПкИ"
Продолжение


Спойлер:



Сотворение


Братья мои! Вы знаете, что в начале было Слово, и слово было у Бога. В те времена все ныне сущее пребывало в непроявленной форме в Универсальной Разумной Субстанции или, как иногда говорят, в хаосе. На самом деле это слово значит «действительность». Хаос неверно истолковывают как состояние войны и неразберихи, тогда как исконный его смысл — глубокое, духовное состояние действительности. Стоит произнести одно только созидательное слово, и действительность обретет проявленную форму.

Когда Божественная Первопричина возжелала сотворить мир из Универсальной Разумной Субстанции, Господь пребывал в спокойном созерцании. Другими словами, Бог лицезрел идеальный мир; Он некоторое время удерживал в уме субстанцию, из которой должен был сотворить мир, чтобы снизить ее вибрацию; затем Он сказал Слово, и возник мир. То есть Бог мысленно представил себе образец, или матрицу, которую должна была заполнить субстанция, и на основе этой матрицы, хранящейся в Его сознании, возникла совершенная форма.

Вероятно, ход мыслей у Господа, или Безграничной Силы, был примерно таков. В определенный момент Он возжелал, чтобы все приняло форму и стало видимым. Не огласи Он бесформенный эфир решающим словом — и ничего бы не возникло и не приняло видимой формы. Для того чтобы воплотить свои мысли и желания в видимые предметы и наделить действительность подобающей формой, Бесконечному Всемогущему Творцу необходимо было произнести последнее, решающее «Да будет». То же самое должны сделать и мы.

Господь хранит в уме весь идеальный совершенный мир целиком. В этом небесном, совершенном жилище все Его дети, все Его создания и все Его творения живут в мире и согласии. Этот совершенный мир Бог лицезрел в самом начале; существует он и в данную минуту. Стоит лишь нам принять его, и он проявится во всем великолепии. Когда мы сойдемся в одно место и осознаем, что все мы — один человек и каждый из нас — член Божьего тела, мы обретем Царство Божье на земле, здесь и теперь.

Для этого необходимо понять, что в раю нет ничего материального. Все духовно. Поймите, что Рай — это совершенное состояние сознания, совершенный мир, расположенный на земле, здесь и теперь. Нам нужно всего лишь принять его. Он постоянно находится рядом и ждет, когда мы наконец откроем внутреннее око. Посредством этого ока тела наши наполнятся светом, но свет этот исходит не от Солнца и не от Луны, но от Отца; Отец всегда пребывает в самой сокровенной глубине нашего существа. Мы должны как можно глубже осознать, что не существует ничего материального, есть только духовное. А потом нам следует задуматься над тем Богоданным духовным миром, который находится здесь и сейчас.

Неужели не ясно, что именно так Господь создал мир? Сначала Он погрузился в спокойное созерцание и увидел свет. Затем Он сказал: «Да будет свет», — и возник свет. Точно так же сказал Он: «Да будет твердь», — и возникла твердь. И все остальное сотворил Он подобным же образом: сначала крепко удерживал каждую мысль или идею в сознании, а затем произносил слово, и мысль обретала форму. Точно так же Господь сотворил человека. И сказал Господь: «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они… над всею землею».

Господь, воплощение добра, сотворил все вещи хорошими; человек — последнее и величайшее Его творение, наделенное властью над всем сущим. В те времена человек видел только хорошее, и все было хорошим до тех пор, пока человек не отпал от Господа и не познал двойственность, или двоих. Человек мысленно создал двоих, одного хорошего, а другого наоборот; ибо если есть два, то одно становится противоположно другому, как добро — злу. Так зло завладело совершенной силой человека и затмило ему глаза. Если бы человек не видел зла, зло не имело бы возможности выразиться. Чтобы быть совершенным, как Бог, необходимо выражать одно только добро. Небеса всегда пребывали на земле; и Бог это видит, и все мы должны это увидеть. Иисус имел полное право сказать, что Он сошел с небес; ведь все мы сошли с небес, из великой Универсальной Разумной Субстанции.

Если человек создан по образу и подобию Божию, значит, Бог наделил его Своей созидательной силой. А раз так, то человек должен свободно пользоваться этой силой по примеру Самого Господа. Вначале установите, что вам нужно; затем представьте себе идеал добра, которым собираетесь наполнить матрицу, хранящуюся в вашем сознании и предназначенную для Универсальной Разумной Субстанции; велите ей наполниться и, когда идеал воплотится, посмотрите, как это хорошо.

Когда Иисус был распят, Он отрешился от Своей плоти, или внешнего видимого тела, чтобы доказать нам, что существует более глубокое, духовное тело. И когда Он вышел из гроба, Он явил нам Свое духовное тело. Именно это тело имел Он в виду, когда говорил: «Разрушьте Храм сей, и Я в три дня воздвигну его». Он хотел показать нам, что у всех нас есть такое же духовное тело, и все мы в состоянии сделать то же, что и Он. Не сомневаюсь, что, если бы Иисус захотел, Он бы сумел спасти Себя. Но Он понимал, что в Его теле происходит великая замена. А люди, окружавшие Его, еще не осознали, что они точно так же могут сотворить свое духовное тело. Они все еще мыслили личностными категориями, и Он видел, что, если у них перед глазами не произойдет решительной замены, народ не постигнет разницы между материальным и духовным. И Он встал на путь распятия, чтобы осуществить замену.

Истинно говорю вам: Великий Мастер Иисус, которого все мы любим и чтим, пришел показать нам, что Христос пребывает в каждом человеке. Весь Его жизненный путь — пример совершенного пути к Господу. Как можно не любить этот совершенный идеальный путь? Сеять зерно, создавать хлеб, оказывать тысячу и одну услугу человечеству — все это лишь уроки, приближающие нас к нашему полному раскрытию. Настанет день, и мы осознаем, что мы не рабы, а истинные Сыны Божьи; что мы обладаем той же силой, что и Отец, и можем беспрепятственно ею пользоваться.

Понятно, что для этого нужно обладать сильной верой; необходимо накапливать ее шаг за шагом и самозабвенно упражняться в ней, подобно музыканту или математику. И когда мы, наконец, доберемся до места знания, мы обретем восхитительную, ослепительную свободу. Можно ли подобрать лучший и более верный пример такой жизни, чем жизнь Иисуса? Осознаете ли вы силу, заложенную в Его имени, имени Иисуса, воплощенного Христа, Бога, облачившегося в человеческую плоть? Иисус пришел туда, где Он мог положиться только на Свое глубокое знание и понимание Бога. Благодаря этому Он совершил Свои величественные деяния. Он никогда не полагался на Свою силу воли и логическое мышление. Не следует и нам полагаться на свою силу воли и логическое мышление. Будем же уповать на волю Божью. «Не как Я хочу, но как Ты». Стремитесь исполнить волю Божью. Неужели вы не верите, что Иисус всегда и во всем хотел исполнить волю Божью и исполнял только то, что Господь хотел от Него?

Вы не раз встречали описание того, как Иисус взбирался на высокую гору. Взбирался ли Он на высокую гору в физическом смысле, это не столь важно. Важно другое: дабы обрести просветление, всем нам необходимо подняться на самую вершину сознания. Эта вершина — макушка головы; если ее способности неразвиты, нам необходимо развить их духовными упражнениями. Любовь, изливаясь из сердца, своего средоточия, приведет все в равновесие, и мы познаем Христа. Сын человеческий постигнет, что он есть единорожденный Сын Божий, в котором благоволение Отца Его. Ведомые неослабной любовью, мы должны поведать об этом всем.

А теперь отвлекитесь на минуту и представьте себе несметные россыпи песчинок на морском берегу; бессчетное количество капель, составляющих мировой океан; неизмеримое множество живых существ в водах мирового океана. Потом представьте себе бессчетное множество камешков, содержащихся в почве; мириады деревьев, растений, цветов и кустов, покрывающих земную поверхность; неисчислимые полчища животных, населяющих нашу планету. И все это только отблеск идеала, хранящегося в великом универсальном Божьем разуме; все сущее одушевлено одной жизнью, жизнью Господа.

А теперь представьте себе бессчетное множество душ, родившихся на земле. Каждая из них — совершенный идеальный образ Господа, каким Он видит Себя Сам, и каждая из них наделена такой же силой выражения и властью надо всем, как и Сам Бог. Неужели вы думаете, что Бог не хочет, чтобы в человеке раскрылись все эти Богоподобные и Богоданные качества; чтобы человек реализовал наследие, полученное от Отца, от великого Мирового Разума, пребывающего во всем, проницающего собой все и возвышающегося надо всем? Задумайтесь над тем, что каждый человек есть видимое выражение невидимого царства Духа; форма, посредством которой выражает Себя Бог. Когда мы до конца осознаем это, мы сможем сказать вслед за Иисусом: «Вот, здесь Христос». Иисус достиг власти над всем мирским и над самой плотью. Он осознал, потребовал и принял Свою божественность и прожил жизнь так, как должен прожить ее каждый из нас».

По воде, как по земле


Восемь дней спустя, в понедельник утром, мы снялись с лагеря и продолжили путь. На третий день мы вышли на берег широкой реки. Она разлилась на две тысячи футов в ширину, а течение составляло не менее десяти миль в час. Мы узнали, что в обычное время перейти реку с этого места не представляет труда.

Мы решили стать лагерем до утра, чтобы следить за приливами и отливами. Еще нам сообщили, что вверх по течению есть мост, но до него нужно идти в обход четыре дня. Мы решили не делать столь внушительного крюка и подождать несколько дней, пока отступит вода. Теперь мы больше не беспокоились о провизии. Я уже рассказывал, как в тот памятный день, когда наши запасы подошли к концу, вся наша группа, состоявшая из более чем трехсот человек, с лихвой насытилась пищей, полученной из «мира невидимого». Излишка хватило на все шестьдесят четыре дня, остававшиеся до возвращения в деревню. Никто из нас, однако, и не догадывался о подлинном смысле и значении происходящего. Не понимали мы и того, что всем руководит четкий закон, которым можем воспользоваться и мы сами.

Утром следующего дня, за завтраком, мы узнали, что в лагере появилось пятеро новых людей. Они представились нам и сообщили, что их группа стоит лагерем на противоположном берегу реки, а сами они возвращаются из деревни, в которую держим путь мы. Сначала мы не придали их словам большого значения, решив, что они переплыли реку на лодке. Но один из моих товарищей заметил: «Если у них есть лодка, то почему бы нам не попросить ее на время?» Мы несказанно обрадовались: это был выход из положения! Однако в следующую минуту мы узнали, что никакой лодки и в помине нет: никто бы не стал тащить ее с собой ради одной-единственной переправы.

После завтрака все мы собрались на берегу реки. Эмиль, Джаст, Непроу и еще четверо наших друзей завели беседу с незнакомцами. Подойдя к нам, Джаст сказал, что они решили переправиться на другой берег в соседний лагерь и подождать до следующего утра, не спадет ли вода. Мы, понятно, здорово удивились. Этот дружеский визит показался нам верхом безрассудства. Пытаться переплыть столь бурный поток! Тогда мы еще ни о чем не подозревали.

Дождавшись Джаста, все двенадцать человек, не раздеваясь, вышли на берег реки и преспокойно зашагали по воде. Это было незабываемое зрелище: двенадцать мужчин перешагнули с твердой земли на бурные волны! Затаив дыхание, я ждал, что они вот-вот оступятся и уйдут под воду. Позже я узнал, что о том же думали и мои товарищи. Двенадцать человек между тем дошли до средины реки и продолжали как ни в чем не бывало скользить по ее поверхности, не испытывая никаких затруднений и лишь слегка касаясь подошвами воды. Когда же они все до одного ступили на противоположный берег, я почувствовал, какой груз свалился у меня с плеч. Судя по вздохам облегчения, раздавшимся вокруг, чувство это было общим. Какими словами описать наши ощущения? Семеро наших вернулись к обеду. Во второй раз мы реагировали уже не столь оживленно, но все равно вздохнули свободнее, когда они очутились на суше. В то утро никто из нас не покинул берега. Все были настолько поглощены собственными мыслями, что мы даже не делились впечатлениями.

Нам же оставалось только одно: идти в обход к мосту. Мы встали на рассвете следующего дня и отправились в долгую дорогу. Перед этим, правда, пятьдесят два человека из нашей группы спокойно спустились к реке, и перешли ее по воде. Нам сказали, что мы тоже можем пойти вместе с ними, но ни у кого из нас не хватило веры. Джаст и Непроу ни за что не соглашались оставить нас. Мы не хотели причинять им беспокойства и уверяли, что вполне без них обойдемся. Наши друзья остались непреклонны и сказали, что это их нисколько не затруднит.
На протяжении четырех дней перехода только и разговоров было, что о «чудесах», которых мы насмотрелись за короткое время общения с этими Удивительными людьми. На второй день, когда мы карабкались под палящим солнцем на крутой склон горы, наш руководитель, не проронивший до этого почти ни слова, внезапно произнес: «Братцы! Неужели человек обречен всю жизнь пресмыкаться по земле?» Мы хором крикнули, что он высказал наши собственные мысли.

Между тем он продолжал: «Отчего происходит так, что люди в большинстве своем не могут вершить дела, которые под силу немногим? Почему человек довольствуется своим униженным положением, мало того — обречен пресмыкаться? Если человеку дарована власть над всем сущим, значит, он должен летать выше птиц. Почему же он до сих пор не утвердил эту свою власть? Во всем виноват рассудок человека. Все из-за неверных, ограниченных представлений человека о себе самом. Он может представить себя только пресмыкающимся, и ему ничего не остается, кроме как пресмыкаться».

Джаст подхватил его мысль и сказал: «Вы совершенно правы, все дело в человеческом сознании. Оно может быть ограниченным или безграничным, связанным или свободным — все зависит от человека. Или вы считаете людей, перешедших вчера реку по воде, какими-то особенными существами? Как же вы ошибаетесь! Они абсолютно ничем не отличаются от вас. Вы наделены от природы точно такими же способностями. Однако, в отличие от вас, они, верно, использовали силу своего мышления и развили у себя эти Богоданные способности. Все, что мы вам продемонстрировали, вы сами в состоянии сделать. Мы совершаем свои деяния в соответствии с четким законом, и каждый человек может использовать этот закон по своему желанию».

На этом разговор прервался. Вскоре мы присоединились к пятидесяти двум своим спутникам, перешедшим реку по воде, и пошли к деревне.

Универсальная Космическая Энергия


В деревню мы вошли под проливным дождем, промокшие до нитки. Нас очень удобно разместили; большую, хорошо обставленную комнату мы отвели под столовую и гостиную. Здесь было так тепло и уютно, что одному из моих товарищей стало интересно, откуда берегся тепло. Мы ясно ощущали мощный прилив теплого воздуха, но не обнаружили ничего похожего на печь. Все это показалось нам странным, но, успев привыкнуть к сюрпризам, мы были уверены, что скоро все прояснится.

Только мы сели за стол, как в комнате появился Эмиль с четырьмя товарищами. Бог весть, откуда они взялись. Они возникли одновременно в той стороне комнаты, где не было ни окон, ни дверей. Без малейшего шума, стараясь не привлекать внимания, они подошли к столу, и Эмиль по очереди представил своих спутников. Затем они как ни в чем не бывало уселись рядом. Не успели мы опомниться, как стол был завален едой. Мяса среди нее не оказалось. Эти люди не едят животной пищи.

Покончив с обедом, мы расселись поудобнее, и один из нас поинтересовался, как обогревается эта комната. «Тепло, которое вы ощущаете, — ответил Эмиль, — проистекает от силы, с которой все мы можем вступать в контакт. Эта сила превосходит любую из механических сил, используемых человеком, включая свет, тепло и электричество, приводящее в работу все ваши приборы. Мы называем ее Универсальной Силой. Если бы вы вступили в контакт с этой силой и стали ею пользоваться, то, возможно, назвали бы ее «вечным двигателем». Мы зовем ее Универсальной Силой, или Божественной Силой, которую Отец даровал всем Своим детям. Она приводит в движение любой механический прибор, перемещает предметы на любое расстояние без затраты горючего, ну и, конечно же, доставляет свет и тепло. Эта сила присутствует везде, она бесплатна и общедоступна»!

Один из моих товарищей спросил, не с ее ли помощью была приготовлена пища. Эмиль сказал нам, что пища получена в готовом виде прямо из Универсальной Субстанции, подобно хлебу и остальным продуктам, которые мы отведали раньше.

Затем Эмиль пригласил нас к себе домой, за двести миль отсюда, познакомиться с его матерью. Он сказал: «Моя мать настолько усовершенствовала свое тело, что может брать его с собой в иной мир и в телесном облике получать высшие знания. Поэтому она невидима. Она поступает так сознательно, желая постичь высшее учение, а затем оказать помощь нам. Чтобы вам стало понятнее, поясню: моя мать достигла того, что вы называете Царством Небесным, в котором пребывает Иисус. Это место иногда еще зовут Седьмым небом. Для вас это, вероятно, тайна за семью печатями. Но поверьте мне, никакой тайны здесь нет.

Царство Небесное — это участок сознания, в котором обнажаются все тайны. Люди, достигшие этого состояния сознания, уже вышли за границы конечного, но могут возвращаться, беседовать и наставлять тех, кто способен их понять. Они могут являться в телесном облике, потому что усовершенствовали свои тела настолько, что берут их с собой куда захотят. Они могут возвращаться на землю, минуя цепь перевоплощений. Все люди после смерти переселяются в другую телесную оболочку и в ней возвращаются на землю. Тело это изначально духовно и совершенно, и нам необходимо заботиться о его сохранении. Люди, расставшиеся с телом и ведущие жизнь в духе, понимают, что они должны снова обрести тело, чтобы усовершенствовать его».

Перед тем как встать из-за стола, мы разделились на пять групп, каждую из которых возглавил один из товарищей Эмиля. Это должно было существенно облегчить и расширить нашу работу; кроме того, мы могли бы глубже изучить феномены телепатии и «невидимости». Мы разбились на пять подгрупп в среднем по два человека в каждой. Теперь мы могли разойтись на огромное расстояние, поддерживая связь друг с другом с помощью этих замечательных людей, всегда готовых помочь советом и делом.

Пройти сквозь огонь


Эмиль, Джаст и я отправились в путь в тот же день и добрались до храма сутки спустя, в полшестого вечера. Мы застали в нем двух пожилых служителей, указавших мне уютное место для ночлега. Храму, возведенному на вершине высокой горы и сложенному из нетесаных камней, больше двенадцати тысяч лет. Здание превосходно сохранилось. Это один из первых храмов, построенных учителями Сиддха, в котором они обретали совершенное безмолвие. Трудно было подыскать лучшее место.

Горный пик возвышается на 10900 футов над уровнем моря и более чем на 5000 футов над долиной. Это самая высокая точка в районе. Последние семь миль пути мы шли, чуть ли не по отвесной скале. Иногда нам попадались столбы, которые поддерживались канатами, переброшенными через скалу и придавленными валунами. Карабкаясь от столба к столбу, я вдруг понял, что вишу в воздухе на высоте шестисот футов. Порой нам приходилось взбираться по лестнице, поддерживаемой канатами снизу. Последние триста футов мы осилили с помощью висячих лестниц. Когда мы, наконец, добрались до храма, мне показалось, что я влез на крышу мира.

Наутро мы встали затемно. Выйдя на кровлю, я позабыл обо всех трудностях восхождения. Храм располагался на краю обрыва, нависающего в трех тысячах футов над землей; создавалось впечатление, что он висит в воздухе. Мне стоило больших трудов разубедить себя в этом. Вдали виднелись еще три вершины. Мне сообщили, что на них тоже расположены храмы, но с такого расстояния я не мог увидеть их даже в бинокль. Эмиль сказал, что другая группа вчера вечером должна была добраться до самого дальнего из этих храмов. В нее входили наш Руководитель. Я узнал, что он точно так же стоит сейчас на кровле и, если у меня есть желание, я могу с ним поговорить. Я раскрыл блокнот и записал, что стою на крыше храма, на высоте 10900 футов над уровнем моря, и мне кажется, что я вишу в воздухе; по моим часам сейчас 4:55 утра; сегодня суббота, 2 августа. Эмиль прочел мое послание и постоял молча несколько минут; вскоре пришел ответ: «По моим часам 5:01 утра; висим в воздухе на высоте 8400 футов над уровнем моря; дата: суббота, 2 августа. Вид замечательный, но расположение странноватое».

«Хотите, я возьму эту записку с собой, а на обратном пути доставлю вам ответ? — сказал затем Эмиль. — Если не возражаете, я схожу побеседую с друзьями на тот храм». Я, не задумываясь, отдал записку, и вскоре он исчез. Ровно через час и сорок пять минут Эмиль вернулся в запиской от Руководителя, где указывалось, что он прибыл в 5:16 утра и что они прекрасно проводят время, гадая, что-то их еще ждет.

В храме мы пробыли три дня. Все это время Эмиль навещал другие группы, разносил мои записки и доставлял ответные послания.
Утром четвертого дня мы решили возвратиться в деревню, в которой остались мои товарищи. Эмиль и Джаст хотели завернуть по дороге в другую деревушку, расположенную в долине в тридцати милях от того места, где мы свернули к храму. Я не возражал и составил им компанию. Переночевав в хижине пастуха, мы встали пораньше и пустились в дорогу, чтобы назавтра добраться до места засветло. Лошадей мы оставили в деревне и шли теперь пешком.

Около десяти часов утра разразилась гроза; мы решили, что сейчас хлынет ливень, но с неба не упало ни капли. Мы шли лесистой местностью; почву под ногами укрывала тяжелая, толстая сухая трава. Край этот, как видно, был засушливым. В нескольких местах от ударов молнии трава загорелась. Не успели мы опомниться, как очутились в кольце лесного пожара. В считанные секунды бушующее пламя окружило нас с трех сторон и стало надвигаться с неумолимостью скоростного экспресса. Дым повалил густыми клубами, и меня охватила настоящая паника. Эмиль и Джаст сохранили самообладание, и это меня отчасти успокоило. «У вас есть два выхода, — сказали они. — Первый: спуститься в ближайший каньон, по которому протекает ручей. Он находится в пяти милях отсюда, и там вполне можно отсидеться до конца пожара. И второй: пройти вместе с нами сквозь огонь».

Все страхи разом оставили меня. Я понял: с этими людьми я не пропаду. Целиком положившись на своих друзей, я встал между ними, и мы ринулись в самое пекло. Вдруг перед нами открылся огромный сводчатый проход; огонь, жар, дым, горящие головни, устилавшие путь, — все нам было нипочем. Мы шли сквозь огонь не менее шести миль и двигались так непринужденно, как будто никакого пожара в помине не было. Наконец мы перешли маленький ручей — опасность миновала.

Пока мы шагали сквозь огонь, Эмиль говорил мне: «Видите, как просто использовать высший, Божий, закон, когда не срабатывает низший, человеческий? Мы просто повысили вибрации собственных тел настолько, чтобы огонь не причинил нам вреда. Если бы кто-нибудь взглянул на нас человеческими глазами, он подумал бы, что мы испарились, но на самом деле наша личность осталась такой же, какой была раньше. В действительности, не произошло никаких изменений. Просто человеческие органы чувств утратили с нами контакт.

Если бы кто-нибудь посмотрел на нас духовным оком, он сразу решил бы, что мы вознеслись. Так оно и есть. Мы вознеслись на такой уровень сознания, где утрачивается связь со всем ограниченным. На это способен каждый. Просто нужно использовать закон, дарованный нам Отцом. С помощью этого закона мы сможем провести свое тело сквозь любую среду. С его помощью мы «появляемся» и «исчезаем», или, как вы еще выражаетесь, «упраздняем понятие пространства». Для того чтобы разрешить проблему, необходимо возвысить над ней свое сознание. Так мы преодолеваем преграды, которые положило человеку его конечное сознание».

Временами мне казалось, что мы летим, едва касаясь подошвами земли. Когда мы перепрыгнули через ручей и оказались в безопасности, моим первым ощущением было, что все это мне приснилось. И лишь спустя некоторое время передо мной начал обрисовываться истинный смысл случившегося. Мы нашли тенистое место на берегу и, пообедав и отдохнув часок, снова двинулись в путь.


Источник: БЭРД Т. СПОЛДИНГ, «ЖИЗНЬ и УЧЕНИЕ МАСТЕРОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА»

Источник  http://цельжизни.орг/?p=695


Скачать БЭРД Т. СПОЛДИНГ, «ЖИЗНЬ и УЧЕНИЕ МАСТЕРОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА»:

http://ezocat.ru/index.php/ucheniya-bc/3886-spolding-jumdv-5-6



http://ezocat.ru/index.php/ucheniya-bc/3818-spolding-jumdv-3-4



http://ezocat.ru/index.php/ucheniya-bc/3788-spolding-jumdv

Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.