.


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Дэвид Уилкок. Космическое Раскрытие: „Один из дней жизни под землей“. Интервью с Эмери Смитом

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Dar-Veter

avatar
Редактор "ПкИ"
Вторник, 24 июля 2018 года



Д.У.: Добро пожаловать на Космическое Раскрытие! У нас в гостях Эмери Смит. В этом эпизоде мы намерены поговорить о том, как выглядит один день из жизни на высоко засекреченной подземной базе. Эмери, с возвращением на программу.
Э.С.: Привет, Дэйв.

Д.У.: К настоящему моменту мы уже много говорили о Ваших опытах в сфере аутопсии и получили довольно полное представление. И вот сейчас Вы рисуете весьма интригующую картину: как трудно провести какое-то время в том мире, а затем покинуть его. Были ли когда-нибудь моменты, когда Вам приходилось задерживаться в том мире, скажем, когда Вы оставались на базе на всю ночь?

Спойлер:



Э.С.: Да-да. Я был вынужден оставаться на базе на ночь много раз, полагаю, всего где-то 60. По разным причинам. Есть много разных причин, из-за которых вам приходиться оставаться на базе на ночь. Иногда во время работы проводятся так называемые тревоги – строгие изоляции, и вы можете не знать, почему. Вы остаетесь на месте, люки задраиваются, и в таком случае вы проводите на базе дополнительное время, помимо своих обычных рабочих часов. Между прочим, дополнительное пребывание оплачивается по сверхурочному тарифу.
Имеются замечательные места, где вы можете оставаться на ночь: казармы и все такое, ваша собственная комната, ваша собственная лаборатория, и даже общественные места, где могут жить другие люди. База… Практически, вы можете жить в ней бесконечно долго.

А теперь вернемся к тому, почему могут происходить строгие изоляции. На базу мог проникнуть кто-то из представителей другого известного подрядчика или какая-то другая известная сущность. Тогда на какое-то время все закрывается и строго изолируется.
Я хорошо помню один раз, когда случился сильный взрыв. Тогда я реально чувствовал вибрацию электромагнитного оружия. Я не знаю, чье было оружие и откуда оно, но часть базы, возможно, целых 4000 кв.м., была полностью разрушена взрывом. Ходили слухи, что использовался некий вид электромагнитного оружия, и оно полностью уничтожило огромную территорию базы. Не было ни излучения, ни чего-то подобного. Охрана просто пыталась сдерживать пожары и газовые печи, воспламенявшиеся в результате взрыва, потому что на базе широко пользовались разными огнеопасными газами и химическими веществами. Из-за проблемы с загрязнением в том месте были отключены все воздушные кондиционеры, а также перекрыты все вентили в разных помещениях и все такое. И, знаете, в тот раз я оставался на базе 20 часов.
То есть, такие вещи происходят, но у вас есть замечательное место, где можно остановиться. А затем произойдет отбой тревоги. Вы узнаете о нем либо по интеркому, либо из вашего расписания, либо увидите на ручном браслете. Так все и происходит.   

Д.У.: Если у вас есть прекрасное место, где остановиться, насколько оно традиционно? Напоминает комнату в гостинице или нечто странное, что можно увидеть в фильме Звездный путь: Следующее поколение?
Э.С.: Да. То есть, нет. Во-первых, помещения никогда не бывают совершенно квадратными. По какой-то причине все они имеют форму трапеции. Имеется много помещений разных других форм. Во-вторых, вся мебель встроена в стены и выдвигается из стен, если, скажем, вы хотите сесть и поработать за столом. На стене висит огромный интерактивный экран. Экран трехмерный. С его помощью вы можете входить в Интернет, читать книги, смотреть фильмы, и – мое самое любимое занятие – заказывать пищу.
Это действительно интересная динамика, потому что комната, когда вы в нее входите, выглядит абсолютно пустой. Вы думаете: “О, Господи, мне дали комнату без постели”. Знаете, в ней реально ничего нет. Все встроено в стены помещения. Я не имею в виду, что вам придется провести ночь на раскладушке или из чулана вытащат койку. Кровати по-настоящему красивые. Их архитектура бесшовная, как на космических кораблях. Кровати будут появляться из стены ради экономии пространства.
Дело в том, что помещения могут использоваться для разных целей. Возможно, сегодня ночью помещением может воспользоваться кто-то, чтобы спать или провести ночь. А завтра она потребуется для хранения. Или, скажем, помещение приютит различные виды инопланетных рас, ведь они все разные. Они нуждаются в разных видах мебели, разных видах приспособлений для жизни, туалетах и все такое.

Д.У.: Понятно. Мне любопытна одна вещь. Если Вы говорите, что кровать выдвигается из стены, тогда она должна иметь замысловатую резиновую прокладку? Имеются ли простыни, как на обычной кровати? Другими словами…
Э.С.: Да, замечательный вопрос.
Д.У.: …это кровать с простынями, прячущимися на раздвижном поддоне, или она больше похожа на превращающуюся из чего-то?
Э.С.: Нет, обычная кровать, выдвигающаяся из стены или из пола. Она поднимается из пола или выдвигается из стены.

Д.У.: Ясно.
Э.С.: На кроватях всегда есть покрывало, очень легкое покрывало, которое вы снимаете. В общем, предусмотрены все спальные принадлежности для конкретной расы. Конечно, если речь идет о нас, имеются простыни и все, о чем Вы говорили.
В своей комнате вы можете контролировать температуру. Вы можете контролировать влажность, потому что разным расам для сна требуются определенные атмосферы. То есть, все это предусмотрено. Также требуется разное освещение. Имеются разные… Например, если по какой-то причине в комнате вам нужен ультрафиолетовый свет, вы можете его включить.
Многим инопланетянам необходимо специальное освещение, к которому они привыкли. Им не нравится наше освещение. Для них оно некомфортно. При наличии специального освещения, они могут снимать защищающие глаза приспособления и отдыхать.



Итак, в одной маленькой комнате имеется много чего разного. По существу, это как иметь свой собственный маленький космический корабль.
Также вы можете менять фоновый шум.
Кроме того, всегда есть стена, на которую проецируется, скажем, наружная экспозиция, океан или верхушка горы. Психологически это помогает лучше чувствовать себя в окружающей обстановке и уменьшать стресс и тревожность в теле.
А еще на стенном экране вы можете просматривать другие уже имеющиеся фотографии и видеоролики с других планет или сфер обитания. Выполнены они очень искусно. Скажем, ведь не всем инопланетянам нравится и хочется смотреть, например, на пляж.

 




Д.У.: Судя по Вашему описанию, там действительно хочется проводить время. Звучит заманчиво. Пребывая в таком помещении, вы действительно могли спать? Или настолько наслаждались видами инопланетных миров и технологии, что предпочитали всю ночь просто играть со всем этим?
Э.С.: Ну, да. Это как ваша экранная заставка, которая… Все картинки поступают на экран с вашего компьютера. И когда вы просмотрели все 50, волшебство превращается в “заезженную пластинку”. Подумаешь! Большое дело! Итак, куда вы хотите отправиться сегодня? Какой экран вы хотите?
Важно то, что кровать реально самодостаточна. Поэтому она будет… С помощью каких-то устройств по бокам кровать можно окружить чем-то, похожим как бы на навес. Он выдвигается снизу, поднимается вверх, а потом снова опускается вниз, двигаясь против часовой стрелки, создавая вокруг кровати герметичное пространство. Такое приспособление более важно для других рас, потому что помогает восстанавливать окружающую среду, приспособленную для их видов тел.



Так внутри, и это здорово, создается освещение, соответствующее вашему настроению, например, как в ресторане или где-то еще. Также справа, сверху справа, имеется панель с маленькими схемами.



Она как небольшой компьютерный экран. На панели вы можете выбрать, скажем, влажность. Вы можете выбрать освещение. Вы даже можете выбрать дуновение ветерка. Я точно не знаю, откуда берется ветерок. Полагаю, он появляется из-под кровати. Честно говоря, я никогда не видел вентилятора, но вы реально ощущаете циркуляцию воздуха. Также вы можете изменять температуру по сравнению с той, которая окружает кровать снаружи. Пространство между кроватью и навесом герметично, поэтому в нем можно создать даже вакуум.

Д.У.: Давайте детальнее поговорим о ситуации со строгой изоляцией. Во-первых, как Вы узнаете, что имеет место строгая изоляция? Вас оповещают через систему интеркома или как-то по-другому?
Э.С.: Ну, когда вы работаете в операционной, не забывайте, что в ней имеется система, благодаря которой с вами всегда пребывают в контакте с помощью шлемов. Поэтому если что-то происходит, вы можете слышать. Знаете, это как к вам подключаются и говорят: “Режим строгой изоляции”. Понятно? Я никак не могу реагировать, не могу спрашивать почему, где или что. Все из-за мер безопасности.
Понимаете, это обыденное событие. Учебные строгие изоляции проводятся все время, просто чтобы вы привыкли к реву сирен, к красным огням, в общем, ко всему, что подает сигнал тревоги, не требующей от вас никакой особой реакции. “Ох, это просто еще одна учебная тревога. От меня требуется только сохранять спокойствие”. Знаете, точно такие же учебные пожарные тревоги регулярно проводятся в гостиницах, больницах и аэропортах. Их обязательно нужно проводить время от времени.
В конце концов, вы привыкаете, так как знаете, что они случаются каждый месяц. Поэтому когда раздается сигнал тревоги, и через несколько минут вы не слышите, что это учебная тревога, тогда вы можете подумать: “Ох, должно быть что-то происходит. Думаю, что сегодня ночью домой я не попаду”.

Д.У.: Но в какой-то момент вас все-таки оповещают о режиме строгой изоляции и сообщают об уровне опасности? Не могли бы Вы рассказать, как передается такая информация?
Э.С.: Ах, ну, вам приходится проходить через учения. Это часть более обширной тренировки, которая проводится ежеквартально. Как в больницах, когда вас регулярно проверяют на туберкулез; а также каждый год вы должны получать новую сертификацию на проведение сердечно-легочной реанимации. Точно так же регулярно проводятся тренировки в учебных и реальных сооружениях. Без отрыва от производства вам рассказывают: “Вот что происходит в ситуации строгой изоляции. Вы остаетесь там, где вы есть. Вы не уходите никуда до тех пор, пока мы не говорим, куда идти”.
Если это сверхурочная строгая изоляция, что означает, что она захватывает дополнительные часы кроме рабочих, вы отрабатываете свои рабочие часы, а затем вас инструктируют идти в определенное место в сооружении. Или вы можете пойти в свою комнату, или пойти поесть в кафетерий, или просто где-то ждать, когда она закончится. Вот и весь выбор.

Д.У.: Не могли бы Вы рассказать подробнее о кафетерии, потому что когда я слышу слово “кафетерий”, у меня сразу же возникает ассоциация с подносами? Вы идете, получаете пищу, и ставите ее на поднос. Или кто-то делает это для вас. Вы говорите: “Я хочу это, я хочу то”. Затем вы идете к столу, перед этим получая вилки, ложки и ножи. Вы платите кассиру. Кафетерий именно такой или совсем другой?
Э.С.: Кафетерии не имеют абсолютно ничего общего с тем, что есть здесь, что мы обычно видим, когда отправляемся поесть. В подземных сооружениях кафетерии весьма незамысловатые внутри. Все стены покрыты прозрачным зеркальным отражающим материалом. Вы можете просто прикоснуться к стене и заказать свое меню в любом месте стены, где захотите. Скажем, вы хотите салат с цыпленком, приготовленным на гриле. Пожалуйста! Все выглядит так, как будто кто-то принимает ваш заказ. А потом вы забираете свой заказ тоже из стены.





Д.У.: То есть, на стенах находится нечто вроде айпедов?
Э.С.: Нет, вся стена. Стены огромные и длинные. В некоторых кафетериях длина стены составляет примерно 18,3 м. Они имеют очень… Стулья и столы выглядят весьма примитивно, как, скажем, стальной стол для пикников со скамеечками. У одних скамеечек имеются спинки, у других нет.


 
Есть как очень большие сидения, так и очень маленькие. Они предназначены для людей разного роста и многих различных инопланетных рас, рост и размеры которых тоже сильно варьируются. Кое-какие сидения  вообще не выглядят как сидения. Некоторые представляют собой большие столешницы, выступающие из самой стены на 0,9 м. Другие могут подниматься над полом на 1,83 м.
Принимая во внимание все вышесказанное, это весьма чувствительная программа: вы подходите к стене, чтобы заказать все, что хотите. Итак, чтобы получить салат с цыпленком и молочно-шоколадный коктейль, вы размещаете свой заказ и направляетесь к другой стороне стены. Заказ уже находится внутри. Кажется, что стекло как бы двигается, затем вы видите свою пищу, просто берете ее и несете на свой столик.

Д.У.: Это нечто, что мне не удается визуализировать. А именно: Вы хотите сказать, что на стене размещается огромное количество разных фрагментов текста обо всех разных видах пищи?
Э.С.: Нет.
Д.У.: Или вам следует кликнуть на что-то и открыть меню?
Э.С.: Да, вы можете кликнуть. В кафетериях пользуются рисунчатым способом изображения разных видов овощей, разных видов мяса и все такое. Изображения располагаются по всей стене. Поэтому вы можете… Скажем, вы выше меня ростом и можете касаться стены рукой. Коснулись, затем раздается небольшой скрежет, стена становится прозрачной, и вы видите перед собой экран. Также вы можете проделывать все это на полу. Поэтому способ заказа не имеет значения. Нет никакого конкретного…

Знаете, где бы вы не прикоснулись к стене, вы можете реально разместить свой заказ. Это просто один из видов кафетериев из многих разных видов, и он по-настоящему забавен. Вот почему мне бы хотелось поговорить о нем конкретно, ведь именно с таким связаны люди, работавшие в проектах. Итак, вот и мы.
Вы делаете заказ, немного опускаете руку вниз, и в середине стены, имеется большая открытая секция. В обычном кафетерии там вы могли бы видеть человека, который моет посуду. Именно туда вы помещаете подносы с посудой, которую следует вымыть. Здесь все наоборот. Через эту каморку поступает пища. И вот что еще интересно: такие каморки или комнатки размещаются на разных уровнях от пола и они разных размеров в зависимости от разных рас и разных людей. Именно оттуда вы забираете пищу, а затем несете ее к столу.  

Д.У.: Пища на подносе?
Э.С.: Нет, обычно нет.
Д.У.: Тогда это должно быть нечто вроде тарелки?
Э.С.: Да. Большая тарелка, на которой лежит все
Д.У.: Понятно.
Э.С.: Это не готовое замороженное блюдо. Впрочем, если вы хотите, вы можете взять поднос, но на самом деле ими никто не пользуется. Вы просто берете пищу, и несете ее на стол. Стол – это самое лучшее, что можно рассказать о кафетерии. Он нравится мне потому, что представляет собой еще один гигантский экран. Такие столы имеют длину приблизительно 3-6 м и ширину приблизительно 1,5-1.83 м.
У одних столов имеются уже заранее предусмотренные сидения. Иногда за одним столом размещаются 10-20 человек, в зависимости от размеров сидящих людей. В других случаях есть просто столы. В общем и целом, все происходит так: вы подходите к столу, просто начинаете садиться, из пола выдвигается стул и останавливается на нужной конкретно вам высоте.


 
Д.У.: Не может быть?
Э.С.: Это здорово. Не похоже на… Вы бы могли подумать, что раздается механический звук наподобие: “Ваш стул здесь”. Ничего подобного. Стул бесшумно выдвигается из пола, понятно? Все стулья в основном одинаковых размеров. Те, которые выдвигаются из пола, обычно выглядят как обычные стулья, диаметром 45 см. Все знают, где столовые приборы. Они и все приправы находятся в столе.
Итак, у вас есть, скажем, гигантский стол для пикника, сделанный из стали. Ах-ах, он выглядит как стальной. Не из нержавеющей стали, а из матовой. Сам по себе стол смотрится так, как будто вы едите на экране айфона, ну, вы знаете. Я имею в виду сам стол. Ну, смотрите сами, если вы кладете на стол руку одним движением, просто один раз нажимаете плоской ладонью, вы получаете салфетки, если нажимаете дважды, получаете вилки, ножи и ложки. Если вы делаете так (Эмери помещает плоскую ладонь перед собой), из стола прямо в руку вылезает самая настоящая салфетка.
Я понятия не имею, что это за технология: ничего не скользит. Не открывается никакое отверстие или что-то другое, откуда вылезают приправы и специи. Если вы не знаете, как это делать, хотя вас и обучают разным подобным вещам, вы можете просто положить руку на стол, и появятся краткие инструкции.



Это будет изображение бутылочки с кетчупом, изображение горчицы, соуса барбекю и все другие разные картинки. Рисунки всего. Никаких слов. Вы можете прикоснуться и легонько нажать на бутылочку с кетчупом или чем-то еще, и произойдет то же самое. Что бы ни находилось в столе, место, где находятся приправы, не прозрачное. Вы можете… Он, стол, становится прозрачным, и вы можете видеть приправы прямо под своей ладонью.  
Д.У.: Это маленькие пакетики с кетчупом, которые вы получаете в ресторане?
Э.С.: Ох, то же самое, чем пользуемся мы.
Д.У.: Здорово!
Э.С.: Те же приправы, которые вы получаете в ресторанах быстрого питания.

Д.У.: Понятно.
Э.С.: Я не пользуясь ни соусами, ни приправами, но, определенно, это одна из вещей, которые сильно меня интригуют, и не только меня, поскольку подобную технологию можно применять во многих лучших целях. Например, ею можно было бы пользоваться в хирургии. Но по какой-то причине все остается так, как есть, и это очевидно.
Когда вы отнимаете ладонь от стола, он снова становится непрозрачным. Возможно, это одна из самых потрясающих технологий, которыми инопланетяне поделились с нами, но никому не позволяется знать, как она работает. Вы не можете спрашивать… Да и кого вы собираетесь спрашивать. Спрашивать-то некого.

И вот кое-что еще: вам не позволяется задавать вопросы о технологиях. Вам не разрешается интересоваться определенными вещами в вашей комнате. Вам запрещено задавать вопросы типа: “Почему у него есть эта специальная папка, и у меня нет”. Это реально интересная концепция высоких технологий, намного продвинутая по сравнению с той, которая у нас есть сейчас и которую бы следовало высвободить. Но этого не происходит, и, возможно, не потому, что она бы представляла собой опасность.

Д.У.: Хорошо, Вы рассказывали, что так можно получить салфетку, не так ли? (Дэвид кладет одну плоскую открытую ладонь на тыльную сторону другой и отодвигает ее обратно.) Нажим и появляется “салфетка”.
Э.С.: Да.
Д.У.: Двойной нажим – это приправы или столовый прибор.
Э.С.: Да.
Д.У.: Были ли еще какие-нибудь подобные жесты?
Э.С.: Конечно. Есть разные движения руки, особенно если вы пользуетесь… Двойной нажим. Простите, я должен был сказать, что под двойным нажимом подразумевается, что вам следует нажимать, по крайней мере, двумя пальцами.

Д.У.: Хм.
Э.С.: Не более чем двумя пальцами. А еще вы можете на столе рисовать. Скажем, вам нужна особая посуда, потому что разным расам требуется разная посуда, что само по себе очень интересно. Положив всю ладонь на стол, вы скользите по небольшим кратким инструкциям. Так вы можете выбрать конкретную инструкцию или что-то особое.
Еще следует добавить, что место, откуда появляются салфетки, отличается от того, откуда выходят специи и приправы, и от того, откуда вылезают столовые приборы. Столовые приборы всегда будут появляться слева, а приправы, специи и салфетки – справа. И это все, что делает стол.  

Д.У.: Вы когда-нибудь думали о том, что в создание пищи вовлечен некий вид технологии, связанной с частицами или материализацией? Потому что я слышал от других людей, что пища могла быть “напечатана”.
Э.С.: Безусловно. Вся пища и все, что там есть вещественное, кроме напитков, печатается на 3D принтере.
Д.У.: Неужели?
Э.С.: Да.

Д.У.: Известно ли Вам что-нибудь о том, требуются ли для создания пищи сырые материалы, с которых начинают? Или как именно это работает?
Э.С.: Ну, исходя из моего опыта работы с 3D печатанием органов и участия в других проектах, речь идет о… Вы ведь уже рассказывали о том, что частицы и атомную структуру можно воспроизвести в любом месте. Начиная с листика салата и до мозга, все имеет одно и то же строение. Все дело в массе и атомах, и как масса и атомы перегруппировываются в молекулы. Поэтому возможно, вы можете напечатать все, что угодно.
Вот почему системе так легко создавать любой вид пищи по желанию. Также имеется устройство, через которое проходит пища после того, как она печатается. Оно способно нагревать еду до особой температуры или охлаждать ее до нужной температуры. И это потрясающе. Все происходит в секунды.
Итак, вы хотите среднюю прожарку с кровью, дайте несколько секунд. Хотите температуру ниже нуля, дайте несколько секунд, потому что приготовление любой пищи занимает 3 минуты. Вот как быстро работают 3D принтеры. Вы можете слышать, как они работают за стеной.

Д.У.: Неужели?
Э.С.: Да. Это весьма архаичные шумы, ну как сервоприводы, движущиеся вперед и назад.
Д.У.: Одного из моих разоблачителей космической программы, который никогда не хотел выходить на публику, зовут Джейкоб. Он описывал очень похожие ситуации и рассказывал, что изготовленная подобным образом еда имеет дополнительные преимущества, которыми не обладает пища, приготовленная по старинке. Не хочу Вам подсказывать, но не могли бы Вы уточнить, знаете ли Вы о чем-то подобном?
Э.С.: Конечно. О такой пище ходят легенды. Она сверхпитательная. Мы привыкли к тому, что, скажем, на коробке или на пакетике пишется, что прибавляется больше витамина С или немного больше минералов. Ужасно, что такое вообще можно делать, я имею в виду пищевые добавки. В нашем реальном мире в еду добавляется минимальное количество витаминов и минералов.
На подземных базах все наоборот. Там в еду добавляются супербольшие дозы всех видов минералов и витаминов, не обнаруженных “на поверхности”, и убирается все вредное, например, токсины и жиры. Еда печатается без всего этого.

Д.У.: Также Джейкоб говорил, что пища могла очищаться ртом, пока вы едите, и усваиваться телом как чисто питательное вещество. Мне любопытен Ваш опыт в этом смысле.
Э.С.: Я ничего не знаю наверняка. Мне известно лишь то, чему меня учили и рассказывали о питательной ценности пищи. Еда там лучшая из лучших. В нее не добавляется ничего… Знаете, мы ведь представляем собой инвестицию в корпорации. Мы – вложение огромного капитала. О вас по-настоящему будут заботиться в смысле питания, медицины и все такое до тех пор, пока вы не совершаете ошибку.

Д.У.: Некоторые люди, с которыми я говорил о напечатанной пище, не все, но некоторые, утверждали, что у созданной таким образом пищи потрясающий вкус и запах, и что каждое блюдо – это наилучшая возможная реализация этого блюда, которую только можно себе представить.
Э.С.: Это правда. По вкусу и всему прочему она гораздо лучше всего, что я ел на поверхности. Полагаю, это связано с качеством клеток или чего-то еще, из чего они делают пищу, с количеством добавленных питательных веществ, а также с возможностью печатать еду без вредных веществ, которые содержатся в обычной пище, как-то пестицидов и все такое.
В напечатанной пище их просто нет. Я имею в виду, что если вы едите яблоко, то это самое чистое яблоко, которое вы когда-либо ели в своей жизни. В пищу добавляются некий вид энзимов и все такое. Поэтому, как и рассказывал Ваш друг, она будет сразу же усваиваться системой пищеварения, и у вас не будет с ней никаких проблем. Это чистая правда.

Д.У.: Позвольте поделиться еще кое-чем, о чем поведал Джейкоб. Полагаю, это будет интересно. Его коллеги в ТКПопасались, что станут зависимыми от сверхпитательной пищи. Они видели физиологию определенных инопланетян, некоторых видов Серых. Так вот, у них пищевод тянулся прямо до анального отверстия. Просто трубка, прямая трубка, ни кишечника, ни желудка. Поэтому коллеги Джейкоба волновались о том, что если мы не будем пользоваться пищей старомодным образом, то наши системы не смогут выжить и отомрут за ненадобностью при наличии только чистой еды. Ваши комментарии по этому поводу. 

Э.С.: Пожалуйста. Полагаю, происходит следующее: тело не нуждается в пище, если вы можете создавать требующуюся ему энергию, клетки, генетическое расположение ядрышек и все остальные клетки тела. Вот почему некоторые люди могут годами обходиться без пищи. Они производят всю необходимую энергию.
Посмотрите на инопланетян, прибывших от далекого будущего. У них редко встречается рот. У них редко есть нос. Вот в чем причина: со временем мы тоже перестанем есть по старинке, разве что только для забавы. Совместная еда станет средством для общения, потому что вся потребную клеткам энергию мы сможем транспортировать прямо в тело.

В проектах мы уже начинаем делать это с химическими веществами, вводя внутривенно витамины и все такое. Поэтому я считаю, что все идет к тому, что питаться обычной едой нам больше не придется. Учитывая все вышесказанное, за миллионы лет тело приспособится, и кое-какие органы больше не потребуются. Пища будет настолько чистой, что для добавления энзимов больше не нужны будут ни печень, ни поджелудочная железа, ни желчный пузырь для расщепления пищи, потому что напечатанная пища уже обладает питательной ценностью.  

Д.У.: Находясь в подземном сооружении, Вы когда-либо могли вступать в контакт с внешним миром? Или, очевидно, у Вас отбирали телефон и другие средства связи?
Э.С.: Нет.
Д.У.: То есть, Вы…
Э.С.: Все тщательно отслеживалось. Даже Интернет. Никаких камер, поэтому вы не могли сидеть в FaceTime или заниматься чем-то подобным. Следует понять, что в те времена не было многих приспособлений, которые имеются сейчас. Начало 1990-х годов – это начальные стадии появления компьютеров и всяких других гаджетов. И все же имелись способы смотреть и слушать, но большей частью в целях развлечения. Вам не разрешалось ни с кем общаться. Вам не позволялось иметь мобильный телефон. Да его у меня и не было. У нас были пейджеры. Запрещалось приносить какую-либо электронику.
 
Д.У.: Ну что ж, Ваш рассказ звучит как описание чудесного места. И мне любопытно, могли ли Вы по желанию оставаться в сооружении в неурочное время, если не было сигнала тревоги? Скажем, получить определенную степень допуска, чтобы Вам бы разрешалось это делать?
Э.С.: В моем сооружении я не знал никого, кому бы позволялось оставаться в нем просто по желанию. Чтобы вас попросили остаться, должно было произойти какое-то событие, что-то должно было пойти не так и приходилось прибегать к строгой изоляции. Я не мог просто заявить: “Эй, я хочу остаться здесь на целый месяц и просто тусоваться”. Нет, вовсе нет.

Д.У.: Каков был самый длительный период времени, который Вам пришлось провести в строгой изоляции, потому что, как видно, это совсем не плохо?
Э.С.: Почти неделя, около шести дней…
Д.У.: Неужели?
Э.С.: …в одном случае строгой изоляции. И это было просто… В результате тревоги, мое рабочее место было повреждено. Поэтому мне захотелось поработать сверхурочно, чтобы успеть… Иногда устанавливаются конечные сроки выполнения работы, кроме того тогда я работал над действительно интересным проектом, поэтому мне захотелось остаться. Я хотел сделать все в срок. У меня не возникло проблемы остаться сверхурочно. У меня было не слишком много друзей и не было семьи. Такой БЫЛА моя жизнь. Вот так я жил.

Подобные поступки демонстрируют желание помогать и оставаться там. Иногда вам предлагают выбор: “У вас есть выбор. Вы можете остаться и завершить проект, или вы можете отработать 8 часов, уйти и вернуться, но, пожалуйста, вернитесь”. Мне не хотелось уходить, я легко мог работать 12-14 часов и не уставать, благодаря тому, что качество воздуха было великолепным. Я пил воду, находящуюся в четвертом состоянии, и питался высоко питательной пищей.
В общем, все так, как Вы говорили. Восхитительно интересное место, и я очень гордился, что являюсь частью потрясающего исследования. Каждый раз, возвращаясь на работу, я учился чему-то новому. Узнавал о новых расах. Мог проводить дополнительное время в библиотеке, что для меня было очень важно.

Д.У.: Был ли случай тревоги, когда все действительно испугались, или просачивались слухи о том, что происходит? Или всегда было просто: “Ох, мы снова в строгой изоляции. Не знаю, что происходит, но что-то явно случилось”.
Э.С.: Да, пару раз. Пугает тогда, когда случается настоящая тревога, а вы не знаете, что происходит. А потом вам приходится оставаться на ночь, всего на одну ночь. Затем, как всегда, вы узнаете, что случилось, или начинается кампания дезинформации, когда вам сообщают: “Ох, был пожар” Иногда вы даже понимаете, что вас обманывают. Оправдывает лишь то, что дезинформация “помогает вам расслабиться и спокойно ожидать полного тушения пожара”. В большинстве таких случаев… мы не знали, что произошло.
Обычно, если вы остаетесь в проектах достаточно долго, вы можете узнать о произошедшем через 9 месяцев или через год: “Ох, так вот почему в январе мы два дня находились в полной изоляции. Вот это да! Кто-то занес вирус, и пришлось чистить все крыло”. Когда я говорю “чистить”, это нехорошее слово, потому что все, находящиеся в том крыле, подлежали уничтожению.

Д.У.: Ну, все, что Вы рассказали, потрясающе. Как и многие зрители и читатели, я надеюсь, что однажды наступит день, когда мы увидим все новые технологии, как только произойдет некий вид настоящего Раскрытия. Какой невероятный скачок для всех нас как цивилизации начать пользоваться подобной технологией.
Э.С.: Безусловно. Я был бы рад взять Вас туда.
Д.У.: Ну, возможно, мы увидим все это. С нами был особый гость Эмери Смит. Спасибо за внимание.



источник
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)

mayorpronin


Модератор
При ТАКИХ технологиях и боятся вируса, при этом "зачищают" всех якобы причастных. Пока не на пользу для всех всё это. Есть в этих проектах нечто негативное по отношению к любым расам, несмотря на некий лоск.
Рейтинг сообщения: 50% (голосов: 2)

Ариана


@mayorpronin пишет:При ТАКИХ технологиях и боятся вируса, при этом "зачищают" всех якобы причастных. Пока не на пользу для всех всё это. Есть в этих проектах нечто негативное по отношению к любым расам, несмотря на некий лоск.
Потому что это все подчинено Кабал . Еслиб это принадлежало светдым силам никого бы не зачищали .
Рейтинг сообщения: 0% (1 голос)

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.