.


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Андрей Руденко - "ШАНТИ: Школа Альтернативных Наук, Технологий, Искусств."

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Aum Aya Heye

avatar
" Бог — Всевышний Музыкант
Предлагает Свою Музыку Покоя.
Человек — божественный слушатель
Предлагает свою восприимчивость к покою. "

Шри Чинмой

Как известно,слово Шанти в переводе означает "мир" и "покой" и - соответственно является одним из имен Богини-Матери, одним из символов нирваны и одной из самых известных мантр...
Особо стоит отметить,что в адвайта-веданте Шанти обозначает состояние выхода за рамки дуального мировосприятия - то есть реализацию не-двойственного восприятия Реальности.

Разумеется,все эти смыслы тесным образом связаны между собой. И,конечно же, слово Шанти совсем не случайно было выбрано Вознесенными Мастерами как название Школы, основанной ими 18 с половиной лет назад через мастера Рейки Валентину Белевцеву и ее учеников...

То есть вышеуказанные смыслы слова Шанти вполне точно обрисовывают цели ,с которыми эта Школа была создана.
Кроме того,как видно из заголовка данной статьи, слово ШАНТИ представляет собой еще и аббревиатуру,описывающую пути,какими эти цели достигаются в рамках данной Школы.

Когда речь идет об "альтернативных науках, технологиях и искусствах", слово "альтернативный" указывает прежде всего на альтернативу устоявшимся знаниям, навыкам и методам Старого Мира , Ветхого Человечества.

Проницательные читатели уже ,наверное,догадались,что Школа ШАНТИ создавалась в 2000 году с явным прицелом на подготовку инструментов,способов восприятия знаний и передачи опыта в энергиях Переходной Эпохи и восстановления галактического статуса земного человечества.

За эти 18 лет достигнуто достаточно,чтобы начать целенаправленно знакомить более широкую аудиторию с Живым Наследием Школы. Данная статья представляет собой первый шаг на пути к такому знакомству.

Для любителей считывать большую часть информации через визуальный канал мы с удовольствием представляем здесь символическую эмблему Школы:



В более же развернутом варианте мы бы сейчас хотели остановиться на описании пяти важнейших пунктов.

1. Школа ШАНТИ предназначена для трансляции Учения Живой Любви.
Чаще, однако, употребляются рабочие названия "практик Обретения Себя" и "системы Обретения Себя" (как совокупности этих практик). 

2. Эта Школа передает знания, технологии и творческие методы посредством инициаций (иначе говоря, посвящений). Научное обоснование необходимости такого подхода очень емко и удачно представлено нейрофизиологом Дмитрием Шаменковым в этой видеолекции (см.ниже) - особенно в ее финале:



3. При этом инициации являются лишь основой для других специфических передач - в которых работа идет с передачей и вынашиванием "плода" и - на более высоком уровне - с духовным "зачатием" и духовными "родами"! 



4.В целом аналоги "плоду" существуют в современной эзотерической литературе в виде "капсул времени" и "сверток знаний",но вот аналогов "родам" значительно меньше. Их - эти аналоги - можно обнаружить в более древних источниках - в алхимических трактатах(поэтому практики "Обретения Себя" называют также Внутренней Алхимией), а также ...в платоновском диалоге "Пир",где описано Учение о Любви как о Стремлении к Благу,излагаемое Сократу жрицей Диотимой. Подробнее с ним можно ознакомиться,открыв этот спойлер:

Платон, диалог Сократа с Диотимой:
Тогда я сказал ей: 

– Пусть так, чужеземка, ты говорила прекрасно, но если Эрот таков, какая польза от него людям? d – А это, Сократ, – сказала она, – я сейчас и попытаюсь тебе объяснить. Итак, свойства и происхождение Эрота тебе известны, а представляет он собой, как ты говоришь, любовь к прекрасному. Ну, а если бы нас спросили: "Что же это такое, Сократ и Диотима, любовь к прекрасному?" – или, выражаясь еще точнее: "Чего же хочет тот, кто любит прекрасное?" 

– Чтобы оно стало его уделом, – ответил я. 

– Но твой ответ, – сказала она, – влечет за собой следующий вопрос, а именно: "Что же приобретет тот, чьим уделом станет прекрасное?" 

Я сказал, что не могу ответить на такой вопрос сразу. 

e – Ну, а если заменить слово "прекрасное" словом е "благо" и спросить тебя: "Скажи, Сократ, чего хочет тот, кто любит благо?" 

– Чтобы оно стало его уделом, – отвечал я. 

– А что приобретает тот, чьим уделом окажется благо? – спросила она. 

– На это, – сказал я, – ответить легче. Он будет счастлив. 

205 – Правильно, счастливые счастливы потому, что обладают благом, – подтвердила она. – А спрашивать, почему хочет быть счастливым тот, кто хочет им быть, незачем. Твоим ответом вопрос, по-видимому, исчерпан. 

– Ты права, – согласился я. 

– Ну, а это желание и эта любовь присущи, по-твоему, всем людям, и всегда ли они желают себе блага, по-твоему? 

– Да, – отвечал я. – Это присуще всем. 

b – Но если все и всегда любят одно и то же, – сказала она, – то почему же, Сократ, мы говорим не обо всех, что они любят, а об одних говорим так, а о других – нет? 

– Я и сам этому удивляюсь, – отвечал я. 

– Не удивляйся, – сказала она. – Мы просто берем одну какую-то разновидность любви и, закрепляя за ней название общего [понятия,] именуем любовью только ее, а другие разновидности называем иначе. 

– Например? – спросил я. 

c – Изволь, – отвечала она. – Ты знаешь, творчество – [понятие] широкое. Все, что вызывает переход из небытия в бытие, – творчество, и, следовательно, создание любых произведений искусства и ремесла можно назвать творчеством, а всех создателей их – творцами. 

– Совершенно верно, – согласился я. 

– Однако, – продолжала она, – ты знаешь, что они не называются творцами, а именуются иначе, ибо из всех видов творчества выделена одна область – область музыки и стихотворных размеров, к которой и принято относить наименование "творчество". Творчеством зовется только она, а творцами-поэтами – только те, кто ей причастен. 

– Совершенно верно, – согласился я. 

d – Так же обстоит дело и с любовью. По сути, всякое желание блага и счастья – это для всякого великая и коварная любовь. Однако о тех, кто предан таким ее видам, как корыстолюбие, любовь к телесным упражнениям, любовь к мудрости, не говорят, что они любят или что они влюблены, – только к тем, кто занят и увлечен одним лишь определенным видом любви, относят общие названия "любовь", "любить" и "влюбленные". 

– Пожалуй, это правда, – сказал я. 

e – Некоторые утверждают, – продолжала она, – что любить – значит искать свою половину. А я утверждаю, что ни половина, ни целое не вызовет любви, если не представляет собой, друг мой, какого-то блага. Люди хотят, чтобы им отрезали руки и ноги, если эти части собственного их тела покажутся им негодными. Ведь ценят люди вовсе не свое (если, конечно, не называть все хорошее своим и родственным себе, а все дурное – чужим), нет, любят они только хорошее. А ты как думаешь? 

206 – Я думаю так же, – отвечал я. 

– Нельзя ли поэтому просто сказать, что люди любят благо? 

– Можно, – ответил я. 

– А не добавить ли, – продолжала она, – что люди любят и обладать благом? 

– Добавим. 

– И не просто обладать им, но обладать вечно? 

– Добавим и это. 

– Не есть ли, одним словом, любовь не что иное, как любовь к вечному обладанию благом? 

– Ты говоришь сущую правду, – сказал я. b – Ну, а если любовь – это всегда любовь к благу, – сказала она, – то скажи мне, каким образом должны поступать те, кто к нему стремится, чтобы их пыл и рвение можно было назвать любовью? Что они должны делать, ты можешь сказать? 

– Если бы мог, – отвечал я, – я не восхищался бы твоей мудростью и не ходил к тебе, чтобы все это узнать. 

– Ну, так я отвечу тебе, – сказала она. – Они должны родить в прекрасном как телесно, так и духовно. 

– Нужно быть гадателем, – сказал я, – чтобы понять, что ты имеешь в виду, а мне это непонятно, c – Ну что ж, – отвечала она, – скажу яснее. Дело в том, Сократ, что все люди беременны как телесно, так и духовно, и, когда они достигают известного возраста, природа наша требует разрешения от бремени. Разрешиться же она может только в прекрасном, но не в безобразном. Соитие мужчины и женщины есть такое разрешение. И это дело божественное, ибо зачатие и рождение суть проявления бессмертного начала в существе смертном. Ни то ни другое не может произойти в неподходящем, dа неподходящее для всего божественного – это безобразие, тогда как прекрасное – это подходящее. Таким образом, Мойра и Илифия всякого рождения – это Красота [77]. Поэтому, приблизившись к прекрасному, беременное существо проникается радостью и весельем, родит и производит на свет, а приблизившись к безобразному, мрачнеет, огорчается, съеживается, отворачивается, замыкается и, вместо того чтобы родить, тяготится задержанным в утробе плодом. eВот почему беременные и те, кто уже на сносях, так жаждут прекрасного – оно избавляет их от великих родильных мук. Но любовь, – заключила она, – вовсе не есть стремление к прекрасному, как то тебе, Сократ, кажется. 

– А что же она такое? 

– Стремление родить и произвести на свет в прекрасном. 

– Может быть, – сказал я. 

– Несомненно, – сказала она. – А почему именно родить? Да потому, что рождение – это та доля бессмертия и вечности, которая отпущена смертному существу. 207Но если любовь, как мы согласились, есть стремление к вечному обладанию благом, то наряду с благом нельзя не желать и бессмертия. А значит, любовь – это стремление и к бессмертию. 

Всему этому она учила меня всякий раз, когда беседовала со мной о любви. А однажды она спросила меня: 

– В чем, по-твоему, Сократ, причина этой любви и этого вожделения? Не замечал ли ты, в сколь необыкновенном состоянии бывают все животные, и наземные и пернатые, когда они охвачены страстью деторождения? bОни пребывают в любовной горячке сначала во время спаривания, а потом – когда кормят детенышей, ради которых они готовы и бороться с самыми сильными, как бы ни были слабы сами, и умереть, и голодать, только чтобы их выкормить, и вообще сносить все, что угодно. О людях еще можно подумать, – продолжала она, – что они делают это по велению разума, но в чем причина таких любовных порывов у животных, ты можешь сказать? 

cИ я снова сказал, что не знаю. 

– И ты рассчитываешь стать знатоком любви, – спросила она, – не поняв этого? 

– Но ведь я же, как я только что сказал, потому и хожу к тебе, Диотима, что мне нужен учитель. Назови же мне причину и этого и всего другого, относящегося к любви! 

– Так вот, – сказала она, – если ты убедился, что любовь по природе своей – это стремление к тому, о чем мы не раз уже говорили, то и тут тебе нечему удивляться. dВедь у животных, так же как и у людей, смертная природа стремится стать по возможности бессмертной и вечной. А достичь этого она может только одним путем – порождением, оставляя всякий раз новое вместо старого; ведь даже за то время, покуда о любом живом существе говорят, что оно живет и остается самим собой – человек, например, от младенчества до старости считается одним и тем же лицом, – оно никогда не бывает одним и тем же, хоть и числится прежним, а всегда обновляется, что-то непременно теряя, eбудь то волосы, плоть, кости, кровь или вообще все телесное, да и не только телесное, но и то, что принадлежит душе: ни у кого не остаются без перемен ни его привычки и нрав, ни мнения, ни желания, ни радости, ни горести, ни страхи, всегда что-то появляется, а что-то утрачивается. 

А еще удивительнее, однако, обстоит дело с нашими знаниями: мало того что какие-то знания у нас появляются, 208а какие-то мы утрачиваем и, следовательно, никогда не бываем прежними и в отношении знаний, – такова же участь каждого вида знаний в отдельности. То, что называется упражнением, обусловлено не чем иным, как убылью знания, ибо забвение – это убыль какого-то знания, а упражнение, заставляя нас вновь вспоминать забытое, сохраняет нам знание настолько, что оно кажется прежним. Так вот, таким же образом сохраняется и все смертное: bв отличие от божественного оно не остается всегда одним и тем же, но, устаревая и уходя, оставляет новое свое подобие. Вот каким способом, Сократ, – заключила она, – приобщается к бессмертию смертное – и тело, и все остальное. Другого способа нет. Не удивляйся же, что каждое живое существо по природе своей заботится о своем потомстве. Бессмертия ради сопутствует всему на свете рачительная эта любовь. 

Выслушав ее речь, я пришел в изумление и сказал: 

– Да неужели, премудрая Диотима, это действительно так? 

cИ она отвечала, как отвечают истинные мудрецы: 

– Можешь быть уверен в этом, Сократ. Возьми людское честолюбие – ты удивишься его бессмысленности, если не вспомнишь то, что я сказала, и упустишь из виду, как одержимы люди желанием сделать громким свое имя, "чтобы на вечное время стяжать бессмертную славу" [78], ради которой они готовы подвергать себя еще большим опасностям, чем ради своих детей, тратить деньги, сносить любые тяготы, умереть, наконец. dТы думаешь, – продолжала она, – Алкестиде захотелось бы умереть за Адмета, Ахиллу – вслед за Патроклом, а вашему Кодру [79] – ради будущего царства своих детей, если бы все они не надеялись оставить ту бессмертную память о своей добродетели, которую мы и сейчас сохраняем? Я думаю, – сказала она, – что все делают всё ради такой бессмертной славы об их добродетели, и, чем люди достойнее, тем больше они и делают. Бессмертие – вот чего они жаждут. 

eТе, у кого разрешиться от бремени стремится тело, – продолжала она, – обращаются больше к женщинам и служат Эроту именно так, надеясь деторождением приобрести бессмертие и счастье и оставить о себе память на вечные времена. 209Беременные же духовно – ведь есть и такие, – пояснила она, – которые беременны духовно, и притом в большей даже мере, чем телесно, – беременны тем, что как раз душе и подобает вынашивать. А что ей подобает вынашивать? Разумение и прочие добродетели. Родителями их бывают все творцы и те из мастеров, которых можно назвать изобретательными. Самое же важное и прекрасное – это разуметь, как управлять государством и домом, и называется это умение рассудительностью и справедливостью. bТак вот, кто смолоду вынашивает эти качества, храня чистоту и с наступлением возмужалости, но испытывает страстное желание родить, тот, я думаю, тоже ищет везде прекрасное, в котором он мог бы разрешиться от бремени, ибо в безобразном он ни за что не родит. Беременный, он радуется прекрасному телу больше, чем безобразному, но особенно рад он, если такое тело встретится ему в сочетании с прекрасной, благородной и даровитой душой: cдля такого человека он сразу находит слова о добродетели, о том, каким должен быть и чему должен посвятить себя достойный муж, и принимается за его воспитание. Проводя время с таким человеком, он, я думаю, соприкасается с прекрасным и родит на свет то, чем давно беременей. Всегда помня о своем друге, где бы тот ни был – далеко или близко, он сообща с ним растит свое детище, благодаря чему они гораздо ближе друг другу, чем мать и отец, и дружба между ними прочнее, потому что связывающие их дети прекраснее и бессмертнее. dДа и каждый, пожалуй, предпочтет иметь таких детей, а не обычных, если подумает о Гомере, Гесиоде и других прекрасных поэтах, чье потомство [80] достойно зависти, ибо оно приносит им бессмертную славу и сохраняет память о них, потому что и само незабываемо и бессмертно. Или возьми, если угодно, – продолжала она, – детей, оставленных Ликургом в Лакедемоне, – детей, спасших Лакедемон и, можно сказать, всю Грецию [81]. eВ почете у вас и Солон, родитель ваших законов, а в разных других местах, будь то у греков или у варваров, почетом пользуется много других людей, совершивших множество прекрасных дел и породивших разнообразные добродетели. Не одно святилище воздвигнуто за таких детей этим людям, а за обычных детей никому еще не воздвигали святилищ. 

210Во все эти таинства любви можно, пожалуй, посвятить и тебя, Сократ. Что же касается тех высших и сокровеннейших, ради которых первые, если разобраться, и существуют на свете, то я не знаю, способен ли ты проникнуть в них. Сказать о них я, однако, скажу, – продолжала она, – за мной дело не станет. Так попытайся же следовать за мной, насколько сможешь. 

Кто хочет избрать верный путь ко всему этому, должен начать с устремления к прекрасным телам в молодости. Если ему укажут верную дорогу, он полюбит сначала одно какое-то тело и родит в нем прекрасные мысли, bа потом поймет, что красота одного тела родственна красоте любого другого и что если стремиться к идее прекрасного, то нелепо думать, будто красота у всех тел не одна и та же. Поняв это, он станет любить все прекрасные тела, а к тому одному охладеет, ибо сочтет такую чрезмерную любовь ничтожной и мелкой. После этого он начнет ценить красоту души выше, чем красоту тела, и, если ему попадется человек хорошей души, cно не такой уж цветущий, он будет вполне доволен, полюбит его и станет заботиться о нем, стараясь родить такие суждения, которые делают юношей лучше, благодаря чему невольно постигнет красоту нравов и обычаев и, увидев, что все это прекрасное родственно между собою, будет считать красоту тела чем-то ничтожным. От нравов он должен перейти к наукам, чтобы увидеть красоту наук dи, стремясь к красоте уже во всем ее многообразии, не быть больше ничтожным и жалким рабом чьей-либо привлекательности, плененным красотой одного какого-то мальчишки, человека или характера, а повернуть к открытому морю красоты и, созерцая его в неуклонном стремлении к мудрости, обильно рождать великолепные речи и мысли, пока наконец, набравшись тут сил и усовершенствовавшись, он не узрит того единственного знания, которое касается прекрасного, и вот какого прекрасного... eТеперь, – сказала Диотима, – постарайся слушать меня как можно внимательнее. 

Кто, наставляемый на пути любви, будет в правильном порядке созерцать прекрасное, тот, достигнув конца этого пути, вдруг увидит нечто удивительно прекрасное по природе, то самое, Сократ, ради чего и были предприняты все предшествующие труды, – нечто, во-первых, вечное, 211то есть не знающее ни рождения, ни гибели, ни роста, ни оскудения, а во-вторых, не в чем-то прекрасное, а в чем-то безобразное, не когда-то, где-то, для кого-то и сравнительно с чем-то прекрасное, а в другое время, в другом месте, для другого и сравнительно с другим безобразное. Прекрасное это предстанет ему не в виде какого-то лица, рук или иной части тела, не в виде какой-то речи или знания, не в чем-то другом, будь то животное, Земля, небо или еще что-нибудь, а само по себе, всегда в самом себе единообразное; bвсе же другие разновидности прекрасного причастны к нему таким образом, что они возникают и гибнут, а его не становится ни больше, ни меньше, и никаких воздействий оно не испытывает. И тот, кто благодаря правильной любви к юношам поднялся над отдельными разновидностями прекрасного и начал постигать само прекрасное, тот, пожалуй, почти у цели. 


cВот каким путем нужно идти в любви – самому или под чьим-либо руководством: начав с отдельных проявлений прекрасного, надо все время, словно бы по ступенькам, подниматься ради самогó прекрасного вверх – от одного прекрасного тела к двум, от двух – ко всем, а затем от прекрасных тел к прекрасным нравам, а от прекрасных нравов к прекрасным учениям, пока не поднимешься от этих учений к тому, которое и есть учение о самом прекрасном, и не познаешь наконец, что же это – прекрасное. dИ в созерцании прекрасного самого по себе, дорогой Сократ, – продолжала мантинеянка, – только и может жить человек, его увидевший.

5.Важная особенность работы Школы ШАНТИ - это работа не через создание пирамидальной структуры с харизматическими лидером на вершине,но - реализация мистерий Цветка Жизни/Древа Жизни/Плода Жизни. То есть - вместо пирамиды работает мистерия развития леса! Что соответствует будущей более экологичной модели развития и пребывания человечества на Земле.



Разумеется,эта статья - только начало знакомства с суммами знаний, воз-рождаемых и вынашиваемых мастерами современности. И мы не хотели бы делать из этой статьи сенсацию или подобие рекламного проспекта.

Напротив - мы хотели бы завершить эту публикацию еще одними замечательными словами Шри Чинмоя,выражающими творческую преобразующую силу Шанти. Эти слова полностью применимы и к характеристике самосознания мастеров Школы ШАНТИ - так,как они многим известны из личных контактов:"Из всех способностей, которые у нас есть, одна является первостепенно важной, и эта способность — покой ума. Этому нашему миру не хватает покоя ума. Если мы наделены покоем ума, если части нашего существа наделены покоем ума, тогда тьма внутри нас может быть легко преобразована этой силой в абсолютный внутренний Покой, Свет и Блаженство."
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)

Aum Aya Heye

avatar
По поводу видео Шаменкова (см.выше)добавим,что благодаря этому видео становится понятным ряд важных моментов:
1) полная аналогия работы мозга работе операционной системы компьютера;
2)буддийская концепция многократного творения/разрушения реальности в течение одной секунды (тибетский буддизм указывает даже размерность таких обновлений нашей "базы данных": 65 раз в секунду);
3)работа сознания,чаще всего не принимающего решения, но присваивающего себе решения,принятые "подсознательно" нашей "операционной системой";
4)даосская концепция "недеяния" как созерцания сознанием автоматизма работы нашей "операционной системы"(то есть сознанию не обязательно отождествляться с деятелем и контролером деятеля);
5)иллюзорная природа отождествления сознания с тем,что является его "гаджетом"(операционной системой), генерирующая стрессы;
6)безусловная роль прощения и принятия как естественного результата осознания принципов работы "операционной системы";
7)смысл инициаций(аналогичных "загрузкам" в "операционную систему" новых "программ")...

ЭТО ДРАГОЦЕННЫЙ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ МАТЕРИАЛ!!!

Работа с Вознесенными Мастерами учит нас тому , что Человек не существует сам по себе. В этом его величие, можно сказать)))
При этом ключ к пониманию этого "величия" в осознании того,что каждый из нас - по сути - робот. Биоробот.
Если бы роботы были известны Христу или Будде , они бы использовали этот образ! Во времена Г.И.Гурджиева уже были машины и Гурджиев учил о том,что человек это машина. Машина,способная перестать быть только машиной. Но для этого надо начать с изучения себя как машины...С изучения своей машины. Сейчас Гурджиев наверняка тоже сравнил бы человека с компьютером...
То есть - мы проводники. Важно - откуда и какой сигнал мы проводим. И что нужно сделать для того,чтобы этот сигнал качественно изменился.

В Школе ШАНТИ есть не только ответы на эти вопросы,но и разработанные комплексы мер для перенсатройки наших проводников на трансляцию Христосознания...

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.