.


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Дэвид Уилкок. Космическое Раскрытие – 2: „Продвинутое вооружение и технология ведения боя“. Интервью Джея Вайднера с Джейсоном Райсом

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Dar-Veter

avatar
Редактор "ПкИ"
Вторник, 23 октября 2018 года


Д.В.: Всем здравствуйте! Мы продолжаем беседу с Джейсоном Райсом. Привет, Джейсон.
Д.Р.: Привет, Джей. Спасибо за приглашение.
Д.В.: Сегодня мы собираемся подробно поговорить о Ваших опытах с оружием, технологиях ведения боя и невероятном космическом костюме. Поэтому давайте начнем с самого простого. Каким было Ваше основное снаряжение для участия в войнах? 

Спойлер:



Д.Р.: Ох, конечно. Стандартная униформа, представлявшая собой боевую камуфляжную униформу. Зернистый паттерн разных цветов: пятна зеленого, темно-зеленого, серого и белого цветов.
Д.В.: Зернистый паттерн?
Д.Р.: Да, зернистый паттерн.
Д.В.: То есть, Вы хотите сказать, что сам костюм был зернистой проекцией?
Д.Р.: Паттерн материала – этогусто зернистый паттерн. Вот что это значит.
Д.В.: Паттерн мог меняться?
Д.Р.: Да. У нас были униформы, являвшиеся частью стандартной амуниции, голографические униформы, которыми мы пользовались для слияния с окружающей средой. Вы не могли видеть человека в такой униформе до тех пор, пока он не начинал двигаться. Тогда в фоновом изображении возникало очень легкое расплывчатое пятно. Предположительно, оно скрывало наши инфракрасные подписи, наши радиосигналы, в общем, все, что от нас исходило.
К счастью, противник не улавливал замысловатое общение, осуществлявшееся с помощью квантовых систем, связанных с нашим внутренним нанитным усилением. То есть, общение не становилось проблемой, а вот голографические системы, которыми мы пользовались при проведении боевых операций, особенно на планете № 1, таковой являлись. А все потому, что как только в каком-то месте общались двое, враги могли их локализовать и найти, даже хотя мы были невидимыми.

Д.В.: Понятно.
Д.Р.: Но на такой случай имелись шлемы с вмонтированными в них голографическими маскирующими системами, действующими так, что солдаты и униформы как бы исчезали.
Д.В.: То есть, когда Вы говорите “голографические”, это просто образцы, задний план?
Д.Р.: Такие системы не то, чтобы проецировали то, что находится позади. Это больше создание поля, которое как бы слегка сдвигалось по фазе относительно измерения, в котором вы находились, сфере существования. Если вы подумаете о Филадельфийском эксперименте, о перемещении морского корабля, корабль сдвигался по фазе и исчезал из нашего трехмерного мира.

Д.В.: Ясно.
Д.Р.: В общем, речь идет о развитии технологии до уровня единицы человеческого размера. Это не был полный сдвиг по фазе, а частичный, достаточный для того, чтобы через него мог проходить свет. Поэтому казалось, что человек просто исчезал.
Д.В.: Думаю, что это давало вам большое преимущество?
Д.Р.: Невероятное преимущество.
Д.В.: Каково это быть невидимым?
Д.Р.: Мы получали от этого удовольствие. По существу, еще в учебке, когда впервые учишься этим пользоваться… Понимаете, замаскированный человек может проходить мимо на таком близком расстоянии, что способен ударить вас по уху, а вы даже не знаете, что он рядом. И кое-что еще. Если вы знаете, что искать, вы можете видеть появлявшуюся разницу по фазе. Ее можно заметить, когда человек движется. Такими системами пользуются при десантировании, а также в сам момент сбрасывания. 

Д.В.: То есть, если Вы утверждаете, что подобная технология доведена до такого уровня, что может сделать невидимым человека, тогда корабли тоже должны быть оснащены маскирующими устройствами?
Д.Р.: Да. Если ученым удается сделать маскирующие устройства достаточно миниатюрными для использования людьми, что мешает увеличить их до возможности применения на других транспортных средствах, таких как большие транспортные корабли, перевозящие оборудование и материалы? Не говоря уже о применении в связи с цистернами или бронетранспортерами. Такими маскирующими устройствами снабжается все, что при необходимости должно исчезнуть. Также это означает, что они доступны и для других ТКП. Доступны ТКП Кабалы, представителям корпораций и определенным представителям элиты, желающим ими пользоваться.  Именно подобными маскирующими устройствами снабжены космические корабли, бороздящие наши небеса в этот самый момент.

Д.В.: Бывший инженер ВМФ Уильям Томпкинс рассказывал, что если отключить все маскирующие устройства, вы бы увидели небо, до краев заполненное космическими кораблями.
Д.Р.: Везде.
Д.В.: Забавно.
Д.Р.: Представьте, каким сюрпризом это могло бы стать.
Д.В.: Что еще предлагает Вам костюм помимо невидимости?
Д.Р.: Ну, эта конкретная модификация нацелена конкретно на невидимость.
Д.В.: Увеличивал ли костюм силу? Обладал ли какими-то защитными приспособлениями?
Д.Р.: Не в смысле дополнения к обычным способностям костюма, которые уже и так достаточно высоки.

Д.В.: Что это значит?
Д.Р.: Стандартный боевой костюм, которым пользовались мы, снабжен несколькими системами, работающими в унисон друг с другом. Основополагающая система – это базовая униформа. Она прикрывает все поверхности и сделана из множества как бы тонких слоев, переплетенных особым образом. Они представляют собой то, что называется трибоэлектрическим материалом – полимерным органическим материалом, наложенным на проводник. Преимущество подобной технологии – сейчас она общеизвестна – в том, что такой материал не только генерирует электричество при движении, но и получает подпитку от тела посредством системы сенсоров.

 
 

Поэтому в любой момент, когда вам только захочется подвигать рукой, система зафиксирует, что вы желаете сдвинуть руку. Если бы система подпитки отсутствовала, это было бы равносильно тому как пытаться… Ну как передвижение средневекового рыцаря, несущего на себе броню весом 75 кг. Он бы передвигался очень медленно и с большим трудом. Носить такие доспехи могли бы только атлетически сложенные мускулистые мужчины. В общем, это система позволяет тесное взаимодействие между системой вкладышей, отдельными вкладышами и усиленной броней.
Д.В.: Она вас защищала?
Д.Р.: Да.
Д.В.: Тогда должен был быть какой-то предел, в смысле того, от какого оружия она защищала.
Д.Р.: От любого традиционного ручного стрелкового оружия: пистолетов и винтовок.

Д.В.: Пули отскакивали, поглощались или что?
Д.Р.: В зависимости от того, куда они попадали. Если пуля летела под углом, она отскакивала. Если пуля ударяла в точку с близкого расстояния, она ударялась о костюм и поглощалась.
Д.В.: Вы были бы ранены, ушиблены или что-то еще?
Д.Р.: Возможно, отделался бы ушибом, если бы пуля попала в надлежащее место.
Д.В.: Понятно. Пуля бы вас ужалила?
Д.Р.: Да. В любом случае, вы бы знали, что в вас стреляли. Благодаря системам подпитки, вы бы знали. Если вы носите обычную боевую униформу, вы знаете, что в вас стреляют, по крайней мере, вы слышите звук выстрела. Но знаете ли вы, откуда летит пуля? Нет, не знаете. А вот встроенная внутрь система подпитки придает физическую стимуляцию тому месту, куда направлены выстрелы.
Д.В.: То есть, если я стреляю в Вас, и пуля ударяет в костюм, знает ли Ваш костюм, откуда летит пуля?
Д.Р.: Да, костюм отслеживает баллистику.

Д.В.: Вы получаете сообщение, откуда летит пуля, и можете уклониться от нее?
Д.Р.: Да, при нажатии кнопки вы можете стрелять, не думая о системе гравиметрической гранаты. Такая система способна запускаться из скрытого положения и находить, откуда произведен выстрел, потому что в любом случае вы уже триангулировали место последней известной позиции.
Д.В.: Как насчет команды из Центра? Центр тоже получает информацию от костюма?
Д.Р.: Не только Центр, но и все ваши друзья-солдаты. Поэтому если 15 парней выстраиваются в линию и стреляют, и это происходит близко к вам, вся информация поступает на боевые компьютеры. В каждую боевую систему входят три компьютера. Один находится внутри на уровне груди. Два оставшихся – на спине, в самом низу позвоночника, как можно дальше друг от друга. Такое расположение обеспечивает вам тройную систему защиты.
Все системы обновляют друг друга и общаются друг с другом. Это очень важно из-за забрала шлема. У вас ведь нет никакого стекла или отверстий, которые всегда демонстрируются в голливудских фильмах. Ничего подобного нет, потому что они были бы слабыми местами для баллистики, местами входа. Поэтому перед вами твердый экран. Все, что вы видите, создается цифровым методом.

Д.В.: Вот это да!
Д.Р.: Все, что вы хотите видеть… У вас есть полный обзор поля, поля боя. Вы видите сквозь дым, ночью, в усиленной окружающей среде, в ослабленной окружающей среде, в условиях микрогравитации, а также в условиях вне планеты. Кое-какие учения на Марсе включали тренировки в костюме в условиях жесткой окружающей среды. Большую часть четырех месяцев, проведенных на Марсе, мы называли “жизнью в костюме”, потому что большую часть времени мы проводили, тренируясь в костюме.
Д.В.: Конечно, сначала, естественно, Вам было неудобно?
Д.Р.: Ох, ужасно.
Д.В.: Понятно. Сколько весил такой костюм, я имею в виду весь костюм, со шлемом и всем прочим?
Д.Р.: Весь костюм весил около 100 кг.
Д.В.: Сто килограмм?
Д.Р.: И это только сам костюм.
Д.В.: Шутите?
Д.Р.: Нет.

Д.В.: То есть, Вы таскали на себе 100 кг?
Д.Р.: Ну, не совсем таскали, потому что он механизированный. Он ощущается так, как будто на вас ничего не надето. Как будто на вас надет пиджак.
Д.В.: Что значит механизированный? Он снабжен портативным источником питания?
Д.Р.: Да, имеется собственный портативный источник питания. Система работает на энергии анти-материи. Также это система с тройной резервной защитой. Ясно, что если одна защита перестает работать, вам бы не хотелось находиться поблизости. Источники питания могут работать автономно около недели, потом батареи приходится менять. Иногда даже в ходе сражения. Знаете, сначала мы были уверены, что без перезарядки система работает неделю. Но кое-какие сомнения оставались.
Однако после всего того, что вы видите, знаете и испытываете, вы обретаете уверенность в системах. Самоподдерживающаяся система дыхания очень похожа на ту, которую вы видите в акваланге. Используется один и тот же воздух, но в него все время добавляется немного кислорода, то есть происходит как бы постоянная очистка.
Система дыхания имеет несколько режимов работы, при которых она полностью поддерживает сама себя. Вы можете настроить ее на фильтрацию внешнего воздуха или действовать без его очистки. Есть ряд способов, каждый их которых обеспечивается своей собственной системой. Кроме того, сама система способна перезаряжаться. Например, если вы действуете в герметичной атмосфере и не хотите пользоваться самоподдерживающимся кислородом, вы можете переключиться на режим пополнения. При этом система начнет процесс пополнения баков, которыми вас снабдили. Тогда, если вы попадаете в условия нулевой гравитации или отсутствия атмосферы, у вас есть полные баки.
По существу, я и большинство моих товарищей учились автоматически проходить через процессы ухода, перезарядки, напоминания и фиксирования на них. Без того, чтобы: “Эй, смотрите, я прохожу через процесс перезарядки”. Просто перезаряжаете и движетесь дальше. 

Д.В.: Взаимодействовал ли костюм с нанитами, имплантированными в Вас?
Д.Р.: Уверен, что да. По существу, методики общения – это часть процесса обучения, общения с вовлечением нанитов. Для того чтобы общаться, вам вовсе не нужно говорить. Для коммуникации необходимо лишь фокусироваться на конкретном месте, то есть, вы фокусируетесь на конкретном месте в мозге. Когда вы говорите, вам не нужно об этом думать. Это автоматический процесс; когда вы с кем-то общаетесь, все происходит само собой.
Д.В.: То есть, Вы хотите сказать, что командуете костюмом почти автоматически?
Д.Р.: Ну, с целью общения, например, просьбы о помощи, передачи сведений или сообщение о необходимости пополнения боеприпасов, вы должны научиться пользоваться системой коммуникации. Мне это давалось нелегко, поскольку следовало жестко фокусироваться на одном единственном месте. Приходилось отключать все другие мысли и фокусироваться на словах, которые хотелось передать. Сначала это напоминало нечто вроде автоматической коррекции неподходящего текста. 

Д.В.: Типа ошибки в послании?
Д.Р.: Это как вставлять в текст что-то, чего вы вставлять не хотите. Вот так происходит общение. Знаете, последнее, что вам бы хотелось сделать, это посылать командиру ментальное послание, а в текст вклинивается ваше мнение о нем.
Д.В.: Понятно.
Д.Р.: Поэтому нам приходилось учиться контролировать себя, не насыщать послание посторонней информацией.
Д.В.: Интересно. Как Вы думаете, в современной армии тоже пользуются этой технологией костюма?
Д.Р.: Полагаю, что да, особенно в программах особого допуска. Бесспорно.
Д.В.: Тогда прямо сейчас рядом с нами может находиться некто невидимый?
Д.Р.: Безусловно.
Д.В.: Вот это да! Это пугает.
Д.Р.: Пугает то, что такое может происходить по всей планете.

Д.В.: Конечно.
Д.Р.: К счастью, есть правила, по которым все вынуждены играть. И я очень благодарен за это. Относятся ли правила к обычной армии, придерживается ли их обычная армия? Нет, и все благодаря разделению на элиту и не элиту. Мы получаем все самое хорошее, а вы нет, потому что мы особенные, а вы нет.
Д.В.: Могут ли системы вооружения общаться с нанитами внутри вас и самим костюмом?
Д.Р.: Одни системы вооружения подчиняются командам нервной системы, другие – физическим командам или физическим включениям. ТКП обладает широким разнообразием систем вооружения. Мое подразделение, третья дивизия Panzer, имело взрывчатку типа антиматерии. Мне бы хотелось рассказать больше об антиматерии, потому что в 1986 году появилась первая публичная статья об использовании антиматерии в современной армии.

           
             
Это первая статья, которую мне удалось найти в открытой печати. Я имею в виду, если Вы помните, это год, когда немцы направили послание Кабале, когда обнаружили, что Кабала украла технологию стирания памяти. Почти сразу же после появления статьи, компании, работавшей на базе ВВС Эглин во Флориде, начали поступать заказы на проведение многочисленных исследований. Затем на информацию был наложен секвестр, запрещение говорить об этом.
Итак, 1986 год. Антиматерия. Чтобы вы поняли идею об энергетической мощности антиматерии, скажу, что каждый грамм материи имеет равный и противоположный грамм антиматерии. Красота, если вы простите такое выражение, взрыва антиматерии в том, что масса материи и антиматерии превращается в энергию на 100%. Что это значит? Приведу такой пример: традиционное современное ядерное оружие работает лишь с 10% эффективностью.
            Д.В.: Понятно.
Д.Р.: Самая большая ракета в ядерном арсенале США действует лишь с 10% эффективностью, всего 10%. Взрывы антиматерии работают со 100% эффективностью.

 

Бомба “малыш”, которую сбросили на Хиросиму, была длиной 3 метра, весила 4 тонны, имела диаметр 71 см и мощность взрыва 13 килотонн. 

 


Количество антиматерии, необходимое для взрыва такой мощности, можно приравнять к ластику, находящемуся на верху обычного карандаша, то есть, полграмма антиматерии дали бы мощность взрыва, равную 13 килотоннам.
Д.В.: Был ли у Вас снаряд, который мог стрелять такими вещами?
Д.Р.: Ну, проблема с антиматерией заключается в том, что все, что входит в контакт с ней…
Д.В.: Бум!
Д.Р.: …взрывается.Знаете, современное ядерное оружие относительно безопасно, потому что объем технологии, требующейся для детонации плутония или урана…
Д.В.: Достижение критической массы.
Д.Р.: Для достижения критической массы требуется огромный объем технологии.
Д.В.: Да, это так.
Д.Р.: Она взрывается одновременно. Впрочем, не будем вдаваться в физику.

Д.В.: Построить ядерную бомбу очень трудно.
Д.Р.: Вы правы, чрезвычайно трудно. Поэтому современное ядерное оружие – это относительно безопасная ядерная платформа. Антиматерия – это нечто прямо противоположное. Очень опасное предприятие, потому что каждый раз, когда материя входит в контакт с антиматерией, происходит взрыв. Это значит, что антиматерия должна содержать некий вид магнитного сдерживания.
Д.В.: Понятно.
Д.Р.: Вы не можете позволить антиматерии соприкасаться с чем-либо. В качестве примера: одной пятидесятимиллионной грамма антиматерии достаточно для взрыва мощностью примерно 2300 кг в тротиловом эквиваленте. Именно такое количество взрывчатки использовалось при взрыве здания Марра в Оклахома-сити. И это всего лишь одна пятидесятимиллионная часть грамма антиматерии. Значимы даже невидимые на глаз количества. Поэтому ученые разработали сдерживание антиматерии, не требующее энергии, по существу, стационарную магнитную систему. Те, что были у нас…

Д.В.: Очень маленькие?
Д.Р.: Очень маленькие По существу, если бы вам удалось ее открыть…
Д.В.: Вы бы даже ничего не увидели.
Д.Р.: Да, если бы вам удалось открыть одну из систем сдерживания, чтобы увидеть внутри антиматерию, вы бы все равно ее не увидели, потому что она микроскопическая. То есть, системы, которыми мы пользовались…



Мы называли их “Чириос”,[1] так как они представляли собой маленькие торы, очень маленькие. 



Система содержала в себе весьма конкретное количество антиматерии.


Dar-Veter

avatar
Редактор "ПкИ"
Окончание



Спойлер:



Д.В.: То есть, система сдерживания была похожа на Чириос?
Д.Р.: Торы.
Д.В.: Они вращались?
Д.Р.: Ох, они были стационарными. Неподвижными.
Д.В.: Система находилась внутри отверстия?
Д.Р.: Внутри выпотрошенной полости…
Д.В.: Чего-то вроде центрифуги?
Д.Р.: Да. Они содержали поле.
Д.В.: Двигались вокруг? Не знаете?
Д.Р.: Не знаю.
Д.В.: Вам следовало открыть одну и посмотреть.
Д.Р.: Никоим образом. Чтобы системы сдерживания открылись, их следовало разбивать в строго определенном месте. Место находилось внутри стыка внутреннего тора. Вы могли встать на систему или ударить по ней молотком, и все-таки она бы не открылась.

Д.В.: Неужели?
Д.Р.: Сдерживание бы не повредилось. А вот если бы вы активировали систему в одном конкретном месте, тогда бы сдерживание прекратилось и позволило антиматерии вступить в игру.
Д.В.: То есть, следовало активировать какую-то геометрию?
Д.Р.: Да. Сломать сдерживание можно было лишь определенным образом. Если вы не знаете как, тогда, после попытки взлома происходит взрыв. Такова магия антиматерии.
Д.В.: Вам бы понравилось стрелять с помощью такой системы? Когда такая система ударяла бы по чему-либо, она бы открывалась?
Д.Р.: Ну, мы не пользовались такими системами в качестве снарядов.

Д.В.: Неужели?
Д.Р.: Нет.
Д.В.: Похожи ли они на гранаты?
Д.Р.: Мы пользовались системами как стационарными или заменяющими гранаты или бомбы, при смертельной опасности. А еще как артиллерийскими снарядами. Кроме того…
Д.В.: Понимаю. То есть, зная, что снаряды приближались к вам, вы выставляли против них свои системы?
Д.Р.: Нет, пользовались наземными минами.
Д.В.: Минами и что?
Д.Р.: Да.
Д.В.: …чтобы их остановить?
Д.Р.: Взрыв по команде, активированное движение.
Д.В.: Понял.
Д.Р.: У нас не было технологии переделки и перепроектирования их в снаряды. Если бы такая технология существовала, мы бы ею пользовались.

Д.В.: Был ли это первый раз, когда Вы видели технологию антиматерии?
Д.Р.: Я видел ее еще на тренировках, пользовался ею, испытывал ее и взрывал с целью получения опыта. От вас требуется, чтобы вы получили опыт и обрели уверенность в системах сдерживания. Потому что люди немного волнуются, когда узнают, что для ядерного взрыва мощностью 15 килотонн требуется всего лишь антиматерия, в количествах равных ластику от обычного карандаша.
Д.В.: Хотят быть очень осторожными?
Д.Р.: Да, быть очень осторожными. С самого начала тренеры приносили в класс систему сдерживания и били по ней молотком. И все для того, чтобы продемонстрировать: “Смотрите, эти системы сдерживания прочные. Чтобы их разбить, следует ударять в нужное место с нужным давлением”.

Д.В.: Молотком их не разбить?
Д.Р.: Точно нет. Позже на тренировки приносили макет, не настоящую систему, а макет, демонстрировали уязвимую точку и доказывали, что системы очень прочные. Их невозможно открыть голыми руками. Но использование таких систем в то время на той планете делало их полезными для нас. Впрочем, имелись и гораздо более продвинутые системы вооружения, обладавшие более продвинутыми гравиметриками.
Д.В.: Что такое гравиметрики?
Д.Р.: Прекрасный вопрос. Если можете, представьте быстрое увеличение гравитации внутри поля до нескольких тысяч g. Что бы произошло с объектом?
Д.В.: Он стал бы очень тяжелым.
Д.Р.: Объект бы взрывался сам по себе. Поэтому создавалась команда, обслуживающая оружие, которое выстреливало лучом диаметром 2,5 см и создавало такое увеличение гравитации. Тогда любой биологический объект, с которым луч вступал в контакт, взрывался.

Д.В.: Нечто вроде черной дыры, миниатюрной черной дыры?
Д.Р.: Да, это хороший способ представления.
Д.В.: Она засасывает все в другое измерение.
Д.Р.: Это бы приводило к самопроизвольному коллапсу.
Д.В.: Да. Все атомы и молекулы…
Д.Р.: Да, везде, через что бы оно не проходило.
Д.В.: В одной точке?
Д.Р.: В одной точке. Знаете, команда обслуживавшая оружие… Впрочем, нам все равно не позволялось им пользоваться. Ученые боялись из-за человеческого фактора. Дело в том, что такие системы портативные. Они могли попасть не в те руки. Ученые слишком опасались технологии такого уровня. Поэтому они воздерживались от использования систем и пользовались ими по периметрам стратегической защиты или в тех местах, за которыми тщательно наблюдали, и где не было аборигенов. В общем, такими системами разрешалось пользоваться только в местах, подлежащих строжайшей защите.

Д.В.: И, конечно, чтобы прятать технологию от аборигенов.
Д.Р.: Естественно.
Д.В.: И все же, как выглядела система, когда она стреляла? Вы когда-нибудь видели?
Д.Р.: Ну, вы не можете видеть сам луч, но наше нанитное усиление позволяло настраиваться на нужную частоту. Есть две стадии использования системы. Первая стадия – выстрел инфракрасным лучом, который позволяет видеть, куда вы целитесь. Он аналогичен инфракрасным лучам, имеющимся у современного традиционного оружия, когда можно видеть с помощью ночного видения. То есть, если вы отключите ночное видение, вы не увидите ничего. Очень похоже на это.

Д.В.: Таким оружием пользуются в Ираке и Афганистане.
Д.Р.: Да. Луч позволяет вам видеть, куда вы стреляете, и этого не видит никто другой. Такая система пользуется инфракрасным лучом как способом прицеливания. Именно поэтому вместо визуального лазера пользуются инфракрасным лазером. Все мы могли настраиваться на эту частоту так, чтобы видеть. А вот другие люди, другие солдаты и гражданские видеть не могли, если только у них не было приборов ночного видения. А такой технологии у них не было. Вторая стадия – это непосредственно сам выстрел.
Д.В.: В ваших костюмах было ночное видение?
Д.Р.: Оно было встроено в наши наниты.
Д.В.: То есть, вы внушали страх.
Д.Р.: Знаете, поскольку вы не могли видеть глазами, ночное видение встраивалось в костюм как часть сенсорной системы.

Д.В.: Итак, есть первая стадия, визуальная…
Д.Р.: Визуальная, и вторая – непосредственно залп. Между залпами приходилось какое-то время ждать. Вы стреляли примерно 2-3 секунды и поражали столько целей, сколько могли поразить за это время. А потом приходилось ждать.
Д.В.: Вы совсем не пользовались традиционным оружием?
Д.Р.: Пользовались.
Д.В.: Тогда пули…
Д.Р.: Ага. Обычные химические снаряды.

Д.В.: В каком процентном соотношении вы пользовались традиционным оружием по сравнению с экзотическим?
Д.Р.: Повторяю еще раз: мы пользовались традиционным оружием потому, что наши взаимодействия с аборигенами ограничивались их подготовкой. Поэтому 99% времени мы имели дело со стандартным традиционным оружием: химической взрывчаткой, снарядами с подпиткой топливом с помощью напуска газа и отдачей. Было и несколько других систем, в подробности которых я вдаваться не буду.
Д.В.: Защищал ли костюм слух от традиционного оружия?
Д.Р.: Конечно.
Д.В.: Здорово.
Д.Р.: Конечно, здорово. Встроенная в костюм защита слуха. Такая защита значительно понижала звук, поэтому вы слышали лишь хлопок. Ее можно было настраивать так, чтобы различать разные звуки и разное оружие.

Д.В.: Помогал ли костюм справляться с общим весом амуниции?
Д.Р.: Конечно. Вы ведь добавляли к своей массе пару сотен килограмм. Ну, представьте, вместо обычной массы взрослого мужчины, 75-80 кг, вместе с костюмом вы весите на 100 кг больше. Вы ведь не хотите испытывать отдачу такой силы. Поэтому мы пользовались стандартным оружием, плазменной винтовкой и тем, что мы называли винтовкой Гаусса – электромагнитными катушками. Еще мы называли ее импульсной винтовкой.





Д.В.: Как они выглядели? Что делали?
Д.Р.: “Импульсный” – не совсем удачное выражение. Это магнетизм, пульсирующий в стволе. Информацию о подобной технологии можно найти в публичной сфере.
Д.В.: Что-то вроде сжатой плазмы?
Д.Р.: Нет. Импульсная винтовка – это ряды катушек вдоль ствола. Энергия поступает от батареи с крайне высокой силой тока, которая сделана из продвинутых материалов. В общем, очень продвинутая наука. Материал обладает ярко выраженной кристаллической структурой. Он заполнен розовой жидкостью. Впрочем, нам не требовались знания о материалах, как они были сделаны, лишь бы ничего не ломалось.
Д.В.: Что происходило при выстреле из таких винтовок?
Д.Р.: Ну, винтовка заряжалась специально спроектированными снарядами (у нас были пистолеты и винтовки), диаметром с грифель обыкновенного карандаша. Один конец заострен. Снаряды полые, сделанные из нержавеющего магнитного материала.

Д.В.: Ох, пульсация стреляла в физический…
Д.Р.: Да, баллистика.
Д.В.: …объект.
Д.Р.: Снаряд посылался к объекту с невероятными скоростями. Я имею в виду сопоставимыми со скоростью света.
Д.В.: Не может быть?
Д.Р.: Я имею в виду, вы могли бы увеличивать скорость, но мы ее уменьшали. Скоростями можно управлять, поэтому мы не…

Д.В.: Такие снаряды слишком разрушительные.
Д.Р.: …запускали их на орбиту. Командование не хотело, чтобы ВМФ начал стрелять такими снарядами с земли. Поэтому скорость снарядов уменьшалась до более управляемой скорости.
Наука, стоявшая за этими конкретными снарядами, такова: был стандартный снаряд и усиленный снаряд. Стандартный снаряд при ударе бы сжимался и сплющивался, и из размера стандартного карандаша становился бы величиной с толстый карандаш. Этого больше, чем достаточно. Такие снаряды обладают достаточной скоростью, чтобы проходить через все. Поэтому они довольно разрушительные.
Усиленные снаряды, если вы в состоянии представить миниатюрный зонтик… Внешне они ничем не отличаются от стандартных, но когда ими выстреливают, вместо того, чтобы сплющиваться в массу, зонтик открывается.
Д.В.: То есть, двигаясь, он раскрывается?
Д.Р.: Нет, раскрывается, когда обо что-то ударяется.
Д.В.: Я понял. При ударе он активируется…
Д.Р.: Да.

Д.В.: …и, думаю, проделывает дыру?
Д.Р.: Открывается зонтик. Если вы аэродинамически посылаете зонтик через воздух, то когда он ударяется, он раскрывается от удара. Даже если ткань костюма или другого снаряжения будет отталкивать его назад, зонтик все еще достаточно велик, чтобы создавать разрушение эквивалентное пуле 50 калибра. То есть, я имею в виду, снаряд очень разрушителен. Такие снаряды можно точно нацеливать на расстояние нескольких тысяч метров.
Д.В.: Именно таким оружием вы пользовались в первом сражении с верфольфами?
Д.Р.: Нет, пользоваться им тоже запрещалось.
Д.В.: Прекрасно.
Д.Р.: Было бы здорово им пользоваться, потому что оно автоматическое. Кстати, то же самое происходило и на следующей планете, Паладус 3. Это был поворотный момент.

Д.В.: В этом никто не был заинтересован?
Д.Р.: Да.
Д.В.: Импульс и плазма, между ними есть разница?
Д.Р.: Конечно. Плазменная винтовка основана на абсолютно другой концепции. Она пользуется магнетизмом и магнитными катушками. Вот как она работает: вместо  того, чтобы посылать снаряд по стволу с очень высокой скоростью, она выбрасывает небольшой сферический кусочек металла. Если вы можете представить, хорошим эквивалентом был бы очень продвинутый материал BB. Вот как действует такая винтовка: внутри напряженность магнитного поля увеличивается до такой степени, что начинает сиять.
Следующий процесс – ствол входит в контакт с благородным газом (азотом)[2] так, что возгорания не происходит, поскольку сейчас пуля больше похожа на сияющий шар. Пока шар приближается к концу ствола, газ поджигается, и пуля движется с очень высокой скоростью. Итак, сейчас у вас есть пули в виде огненных шаров; по существу, это расплавленный свинец, которым можно стрелять. То есть, винтовка стреляет пулями в виде плазменных шаров; вот почему такие винтовки называются плазменными.

Д.В.: Разрушительное оружие?
Д.Р.: Да. Высокая скорострельность. В скорострельности и скорости воздействия на металл с ним не может сравниться никакое традиционное оружие.
Д.В.: Здорово. Не хотелось бы находиться на принимающей выстрел стороне.
Д.Р.: Это точно. Имеются и другие системы оружия, которые можно обсудить. Вопрос лишь в том, а хотите ли Вы… Полагаю, имеется еще одна система, которую стоит обсудить.

Д.В.: Вперед.
Д.Р.: Это нечто, что называется статическим ружьем, CONPDDP. Оно напоминает одну из старых телевизионных камер. Вот так оно и выглядит.  Размером оно с небольшой холодильную камеру, 1,2х0,9х0,7 м, с множественными краями, выступами и ребрами охлаждения. Питается от своей собственной энергосистемы. Перед собой оно создает область около 800 м. Такая система ограничена лишь количеством питающей энергии. На своем пути она создает нечто, способствующее потере сцепления на атомном уровне. Она возвращает все и вся в естественные и изначальные компоненты.
Д.В.: То есть, расщепляет?
Д.Р.: Да. Все твердое превращается в газ. Мы называли такое оружие статическим потому, что по линии прохождения луча газы воздуха распадаются на исходные компоненты. Процесс протекает с очень низким статическим звуком. Другим побочным продуктом был свет от луча. Диаметр самого луча составлял 25 см. Это было дивизионное оружие, а не портативное. В моем дивизионе таких установок было всего 5. Одна находилась на консервации, а четыре других предназначались для обороны. Это значит, для защиты штабов главных генералов.

Д.В.: То есть, использовались только для защиты?
Д.Р.: Да. Не для нападения. Такую систему ничего не могло остановить. ВМФ имеет такие системы, только намного большие, способные действовать на более длинные расстояния и с лучами большего диаметра.
Д.В.: На каком расстоянии они могли поражать цель и создавать разрушения?
Д.Р.: Технически, на любом расстоянии. Вы ограничены лишь количеством питающей систему энергии.
Д.В.: Полагаю, что и искривлением планеты?
Д.Р.: Конечно.
Д.В.: Потрясающе. Я не знаю никого другого, кто мог бы рассказать, как это можно сделать. Возможно, кто-то и мог бы, но внимание к деталям, которые Вы излагаете, потрясающее.
Д.Р.: Думаю, что обязательно найдутся те, кто упрекнет меня в незнании технических подробностей, просто я не технарь.

Д.В.: И я тоже. Джейсон, в любом случае я получил удовольствие, пригласив Вас и выяснив подробности о замечательных костюмах и вооружении, которыми Вы пользовались. Спасибо.
Д.Р.: Спасибо за приглашение. С нетерпением буду ждать возможности потолковать об этом еще раз в будущем.
Д.В.: Договорились. Спасибо за внимание.




[1] Чириос – товарный знак сухого завтрака из цельной овсяной муки и пшеничного крахмала с минерально-витаминными добавками в форме колечек; выпускается фирмой Дженерал Миллс.


[2] Прим. перев.: Здесь Джейсон допускает ошибку. Благородными газами считаются инертные газы.




divinecosmos.e-puzzle.ru

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.