.


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Dar-Veter

Dar-Veter
Редактор "ПкИ"
Вторник, 22 октября 2019 года




Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_1




Э.С.: Сегодня на программе Космическое Раскрытие с нами сержант Клиффорд Стоун, ставший монументальной фигурой в движении Раскрытие. Он прослужил 22 года в американской армии, входя в состав элитной секретной группы, направлявшейся в места крушения с приказами извлечения инопланетных кораблей, тел и технологии. Сержант Стоун, добро пожаловать на программу.
К.С.: Спасибо, сэр. Мне доставляет величайшее удовольствие быть здесь сегодня.


Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_2




Э.С.: Вы когда-нибудь участвовали в миссиях по извлечению инопланетян?
К.С.: Да, сэр, на протяжении всей моей военной карьеры я вовлекался в события, связанные с… Знаете, я ненавижу термин НЛО, но ради этой программы я буду им пользоваться. В общем, я принимал участие в 12-ти миссиях. До того, как стать вовлеченным в ситуации с НЛО, я был обычным человеком, имел хорошую работу в армии. Но когда что-то происходило, ко мне приходили, и все всегда шло по раз и навсегда заведенному порядку.
Если я находился дома, раздавался стук в дверь. Я открывал дверь, за ней стоял Кен и говорил: “Сержант Стоун, генерал шлет привет, кодовое слово “табаско”. Кодовое слово “табаско” всегда оставалось одним и тем же. Я возвращался в дом и хватал сумку BA-50. Она была серого цвета и вмещала все необходимое оборудование. Оно уже было упаковано. Кроме того, три смены униформы. Я целовал жену, детей, прощался, и мы уходили.
Я никогда не воспринимал инопланетян как угрозу. Но, поскольку мы никогда не знали, с чем имеем дело, из-за технологии случались инциденты…

Э.С.: В целях лучшего понимания аудитории, думаю, нам следует дать более подробное определение “дорожному чемоданчику”. Я ведь тоже всегда держал таковой наготове, даже после того, как оставил службу в армии, потому что в этом случае вы пребываете как бы в резерве. В неактивном резерве. Но если вас призывают, вы обязаны идти. Пожалуйста, расскажите, что находится в Вашем дорожном чемоданчике.
К.С.: Ну, прежде всего счетчик Гейгера и другое оборудование. Со счетчиком мы шли впереди, и он указывал на наличие любой фоновой радиации. Также имелось оборудование на тот случай, если мы обнаруживали обломки, нуждавшиеся в химическом анализе. Еще в чемоданчике лежало то, что мы называли костюмом MOPP. Это костюм, который вы надеваете для защиты от радиации. Затем имелась защитная маска; в то время это были маски М782. И, как я уже говорил, обязательно три смены военной униформы, поскольку руководство требовало, чтобы вы меняли униформу каждый день, особенно в случаях такого рода.

Э.С.: Да, чтобы поддерживать чистоту.
К.С.: Еще у нас было радио. Трудно описать радио того времени. Позже его сменили, так как появилась новая лучшая технология. Но в те времена нас оснащали тем, что называлось Prick 9.
Э.С.: Prick 9?
К.С.: Да. Это небольшое радио, которое можно было носить на ремне, и наушник. Радио и наушники были не такими уж хорошими, но цели своей служили. Все это было необходимо, поскольку, когда к вам приходили и говорили, что пора идти, в вашем распоряжении обычно оставалось всего 30 минут. Это в обычных обстоятельствах. А в нашем случае с момента появления и до момента погрузки в автомобиль, чтобы добраться до места назначения, которое мы шутливо называли “районом сосредоточения войск”, отводилось всего 15 минут.

Э.С.: Как Вы себя чувствовали, отправляясь к “месту сосредоточения войск?”
К.С.: Немного напуганным, хотя я никогда не испытывал страха перед тем, что могут сделать наши гости. Помню один раз… Мы входили в инопланетный корабль. Внутри все стерильно, ничего похожего на грязь на полу, ничего подобного. Преобладали мерцающие серебристые цвета, за исключением, возможно, переключателей, чего-то в этом роде. Мы приблизились к месту, где было нечто вроде лампочек, какие-то приборы, двумерные. Все выглядело похожим на картину. Вся панель сияла зеленым светом. Множество круглых приборов. Все напоминало голограмму.

Э.С.: То есть, Вы хотите сказать, что приборы были вмурованы в плоскую поверхность?
К.С.: Нет, они сами выглядели как плоская поверхность на стене, за неимением лучшего термина. Все место смотрелось как небольшой… Не знаю, ну, как когда у вас имеется довольно большой болт или гайка, вкрученные в стену. Поэтому я взял крестовую отвертку и начал поворачивать ее в направлении парня, которого всегда называл полковником. Он был главным.
Пока я поворачивал отвертку, сзади меня стоял солдат. Имени его я не знал. В общем, я работаю с отверткой, вокруг стоят солдаты, и вдруг – вспышка; оглядываюсь, а солдата больше нет. Я обернулся и спросил полковника: “Что случилось? Где стоявший здесь парень?” Он ответил: “Сержант Стоун, он ушел. Это все, что вам нужно знать. Продолжайте свою работу”. Я возразил: “Но, сэр, вы не понимаете, он стоял прямо там”. Полковник: “Он ушел, конец дискуссии. Продолжайте свою миссию”.

Э.С.: Вы когда-нибудь узнали, почему…?
К.С.: Нет. Я так никогда и не узнал. Мне бы хотелось верить…
Э.С.: Как Вы думаете, что произошло?
К.С.: Полагаю, по крайней мере, мне бы хотелось думать, что его отослали в другое место, в параллельное измерение, существовавшее наряду с нашим. В общем, каким-то образом произошло скольжение в пространстве-времени. И солдат прошел через это скольжение.
Э.С.: Вы считаете, что несете ответственность за исчезновение человека, потому что вмешались в работу корабля?
К.С.: Да, я всегда чувствовал именно так. Я был единственным, кто что-то делал. Все остальные просто наблюдали. Поэтому, да, я несу личную ответственность.

Э.С.: Безусловно. Когда вы попадаете на место крушения, вас переполняет чувство ответственности за всю команду. Такие вещи случаются, поскольку на свой страх и риск приходится иметь дело с неизвестной технологией. Много раз могут происходить несчастья и трагедии. Где и когда это случилось, когда Вы оказались в корабле? Кто его сбил?
К.С.: Все происходило в Германии, в 1977 году. Меня назначили временно исполняющим обязанности руководителя, и моя семья приехала ко мне туда. С того времени, как меня послали туда, это стала секретная миссия. Министерство обороны имело там своего генерала-инспектора, присланного из Пентагона. Там что-то происходило, поэтому мне потребовалась пара месяцев на завершение первого периода временного исполнения обязанностей. Я не знаю, был ли сбит тот корабль, а может, имели место технические неполадки.
В своей работе мне приходилось быть очень осторожным, поскольку двигатели корабля не имели ничего общего с теми, с которыми нам приходилось иметь дело. Можете ли Вы себе представить двигатель размером с маленький спичечный коробок?

Э.С.: Безусловно.
К.С.: Способ, которым они путешествовали… Спичечный коробок оказался двигателем, работавшим по принципу того, что мы называли “позитронным перемещением”. Такой способ перемещения намного сложнее, чем все, что мы только начинаем постигать. Корабль проходит через червоточины. Когда он входит в нашу атмосферу, иногда происходит скольжение, тогда ему приходится выходить из атмосферы. В общем, повторяю, когда инопланетные корабли входят в нашу атмосферу, иногда возникает скольжение. Ненавижу пользоваться терминами из научной фантастики, но приходится, потому что это единственные знакомые мне термины.

Э.С.: Конечно.
К.С.: Скольжение в том, что мы называем пространством-временем. Когда такое случается, корабли могут терпеть крушения. То есть, корабль испытывает механические затруднения, технические проблемы, но мы не можем описывать их в терминах, в каких бы описывали, скажем, крушения наших реактивных самолетов. В общем, в любом случае тот корабль оказался на земле. Не было никаких признаков, указывающих на то, что его сбили.
Знаете, по существу, в то время СССР все еще издавал приказы, согласно которым они пытались сбивать НЛО. Почти все остальные страны этого не делали. Мы просили всех наблюдать и, по возможности, делать фотографии. Вам следовало быть очень осторожными. Вы служите в ВВС, вы осознаете, что когда пользуетесь подствольными бортовыми камерами, со стороны все выглядит так, как будто вы заряжаете оружие.
Другие корабли, даже с нашей технологией, легко могут вообразить, что вы направляете на них оружие. В ответ они приводят в боевую готовность свое оружие, даже, несмотря на то, что вы просто делаете фотографии. Откуда им знать о ваших намерениях? Так я смотрел на это в те времена. Мы были как дети. Когда корабли терпели крушения в других странах, нам приходилось координировать свои действия с этими странами, поскольку мы хотели заполучить корабли в свое единоличное пользование.

Э.С.: Сержант, Вы сказали, что были в Германии. Не могли бы Вы уточнить? Где именно в Германии?
К.С.: Где-то возле Ханау, точнее я не знаю. Они пришли и посадили меня в поезд. Конечно, никто не говорил, куда меня направляют. Я хочу сказать, где-то недалеко от Штутгарта, но насколько близко, не знаю.
Э.С.: Как выглядел тот корабль снаружи и внутри? Каково было Ваше первое…?
К.С.: Ну, корабль выглядел как дискообразный объект, с выступами. Они являлись частью системы движения корабля.
Э.С.: Могло ли оказаться, что корабль выглядел таким потому, что прибыл из другого измерения, а в нашем измерении он смотрелся определенным образом?
К.С.: О, весьма возможно, поскольку в целом ситуация такова: корабли, с которыми мы вступали в контакт, не зависели от аэродинамических характеристик. Наши гости вполне могли решить поиграть с нами, что означает, они способны делать свои корабли видимыми на радаре, а могли их маскировать. Прямо сейчас мы тоже работаем над тем же самым, не над чисто земной технологией, а над той, которую отделяют от нас тысячи световых лет. Эта технология известна благодаря кораблям, извлеченным с площадок. Очень продвинутая технология.

Э.С.: Сержант, что Вы ощущали, когда видели корабль, входили в него? Цвета? Запахи? Знаете, люди с Вашими ощущениями, нашими обычными человеческими ощущениями, много чего улавливают. Когда я участвовал в подобных миссиях, меня просто захлестывали эмоции.
К.С.: Когда я впервые входил в корабль, и так было всегда, меня переполняло благоговение. Я имею в виду – вот оно! Никто на этой планете не строил этот корабль. Вам ведь интересно, какие новые и чудесные технологии могли находиться внутри, потому что вы всегда думаете: “Представляется, все корабли выглядят одинаково”. Но существуют разные уровни технологии. Вы полагаете: “Ну, возможно, они делятся информацией так, что оказывается, что все пользуются одной и той же технологией”. Но это не так. Когда вы попадаете в корабль…
Когда я входил в корабли, боковые отверстия уже были открыты. Как это делалось, понятия не имею. Все ждали меня. Почему они хотели, чтобы первым входил именно я? Потому что я мог чувствовать существ. Я имею в виду, ну как старая охотничья собака, которая бежит впереди и чувствует запах кроликов. Вы можете ощущать существ. Обычно их уже забирали свои. Инопланетяне ведь тоже проводят спасательные операции. Все, что оставалось нам, – сам корабль.
Когда я входил в корабль, я чувствовал странный… Я даже не могу описать запах. По-моему, пахло обычным ионизированным… Да, запах ионизированного воздуха. Это лучший способ описания. Знаете, пахло не так, как от перегоревшего электроприбора или чего-то подобного, просто ионизированным газом.  

Э.С.: Это имеет смысл, поскольку корабли нуждаются в ионах, создаваемых устройством, системой движения, основанной на создании ионов вокруг и внутри корабля.
К.С.: Знаете, первый раз, когда я об этом спросил… Я никогда об этом не думал. Но даже сейчас иногда запах появляется прямо у меня в доме. Два или три раза в неделю запах возвращается, и я сразу же вспоминаю некоторые из тех событий. В таких случаях я иду и пытаюсь занять свой ум чем-то другим.
Э.С.: Я точно знаю… Я ощущаю нечто подобное во время грозы. Я чувствую тот запах. Знаю, это звучит глупо, но по какой-то причине, когда я вхожу в сарай, запах сена… Вы понимаете, что я имею в виду? Какой-то органический запах. Я даже не знаю, что это. Не могли бы Вы объяснить?
К.С.: Я не знаю, но мы переживали то же самое. Удивительно, что всегда, когда я об этом рассказывал, никто не задавал мне такой вопрос.

Э.С.: Возможно, никто и не оказывался в подобной ситуации. Это очень трудно объяснить. Вот почему я люблю разговаривать с Вами. Вы ведь побывали в стольких подобных миссиях, что могли бы многое прояснить, пока мы здесь.
К.С.: В связи с боковым отверстием трудно объяснить то, что у корабля отсутствуют какие-либо швы или стыки. Я имею в виду, это просто часть корабля, и отверстие не должно быть открыто во время полета. Ну, оно и не открыто. Оно просто скользит и открывается. Нет никаких швов или стыков. Нет такого места, где все выглядело бы так, что при взлете отверстие втягивается в стену.
Обычно я поднимался в корабль по небольшому пандусу. Наклон около 30°. Когда я попадал внутрь, я видел стену. Я не знаю, что находилось по другую сторону. Все вокруг металлическое, серебристо-серое, абсолютно стерильное. Последнее хотелось бы подчеркнуть. Во многих фильмах внутри кораблей показывают много мусора. Нет, такое творится только у меня в доме. (Смеется) Но не на кораблях. В общем, мы двигались дальше. Я смотрел направо. Стена опоясывает весь корабль, поскольку он круглый. Я смотрел влево и видел все эти панели. Продолжал идти дальше, и полковник говорил: “Мы даже не знаем, что это такое, но, представляется, все приборы работают”. Шел дальше, и никогда никого не находил.

Э.С.: Разве там нет людей?
К.С.: Ну, это одно из первых, что мне предписывалось: сообщать, ощущаю ли я любой живой разум? Обычно я говорил: “Чувствую, здесь побывали биофакторы”. Полагаю, Вы в состоянии понять, о чем я говорю. Это трудно объяснить, но ощущение пребывания кого-то еще присутствует. Что же касается живых сущностей, их соотечественники уже пришли и забрали своих.

Э.С.: В большинстве своих миссий я встречал подобных Вам людей, людей, обладавших способностями сверхвосприятия. Понимаете, иногда у нас не было надлежащего оборудования для измерений. Поэтому мы пользовались сверхвосприимчивыми людьми. Просто в целях прояснения… Когда Вы упомянули биофакторы, возможно, Вы имели в виду, что когда входили в корабли, то ощущали энергетические подписи существ, которые, вероятно, какое-то время пребывали там или все еще связаны с кораблями? Мы это ощущаем. Вот почему выбирали именно Вас?
К.С.: Полагаю, это являлось одной из причин, но первыми меня выбрали наши гости. Причем выбор уходил во времена моего детства. Когда мне было 4 года, и я сам еще ничего не понимал, со мной начали происходить определенные события. Видите ли, я родом из религиозной семьи. Я осознавал, что со мной что-то происходит, но приписывал это проделкам Дьявола, считал, что попаду в ад. Сейчас я знаю, что это часть продвинутой технологии, часть системы, которой пользовались наши гости, чтобы лучше понять наши культуры и общества на планете.

Вот что я пытаюсь объяснить: имеется, скажем, некий “психический остаток”, который остается даже после того, как вас забирают. И его можно ощущать. Аналогично, вы чувствуете нечто в этом роде, когда пришельцы терпят крушение на странной планете. У них отсутствуют какие-то конкретные знания, есть только общие представления, поскольку им говорят, что мы можем быть жестокими с тем, чего не понимаем.
Первыми контактами, которые им приходилось бы налаживать, могли оказаться общения с людьми, запрограммированными на неверие в существование инопланетных существ. Такие люди были бы напуганы и прибегли к грубой силе, даже если бы им это не предписывалось. В общем, фактор страха. Если вы что-то улавливаете, это усиливает страх. Страх препятствует установлению контакта.

Э.С.: Вы правы. Это как магнит… Вы становитесь магнитом, и какой бы ни была энергия в корабле, вы ощущаете ее в самом себе. Вы не думаете об этом. Это просто ощущение. Иногда вас переполняет приятное ощущение, иногда весьма негативное, и вам приходится защищаться. В общем, в корабле всегда остается “психический остаток”, энергетическая подпись… Он сохраняется, если экипаж забирают свои же или его забираем мы? 
К.С.: Ну, здесь нет никакой разницы, приходится ли нам забирать их или их спасают. Смысл ситуации – в самом оставшемся “психическом остатке”. Если вы чувствуете счастье или радость, то вы определенно знаете, что их забрали свои же соотечественники. Нет ни печали, ни страха. Много раз… Не знаю, как лучше выразиться, чтобы было понятно. В общем, если кто-то из них мертв, вы всегда это чувствуете. Как и мы, они тоже знают, что куда-то уходят.
Видите ли, у них тоже есть душа, и она куда-то уходит. Когда я употребляю слово “душа”, я пользуюсь им не в религиозном смысле слова. Мне бы не хотелось втягивать религию. Вот что я имею в виду: все мы обладаем некоего вида оболочкой. Когда мы умираем, остается жизненная сила, то, чем мы являемся на самом деле. Она продолжает жить, она никогда не умирает. Очень трудно объяснить. Это нечто, что нуждается в дальнейшем исследовании, и людям следует смотреть на это гораздо глубже.

Э.С.: Из всех 12-ти, по-моему, Вы упомянули цифру 12, миссий по извлечению, я понимаю, что все они были разными, какая из них оказала на Вас самое сильное влияние?
К.С.: Самая первая миссия, имевшая место в Indiantown Gap, Пенсильвания.
Э.С.: Не могли бы Вы рассказать о ней подробнее?
К.С.: Нас отправили на полевые учения. Мы прибыли туда из Форт Ли, Виржиния, это было место моей службы – Civil Affairs 36. В общем, нас послали на полевые учения. Примерно в полночь или чуть позже ко мне пришел командир подразделения и сказал: “Они выбрали тебя, так как ты являешься специалистом в области ядерного, биологического и химического общения (NBC/COMMO). Ты войдешь в часть, которая называется командой B”.
Я знал, что он имел в виду. Он впервые слышал о такой команде и, тем не менее: “Ты станешь частью того, что они называют командой B, она будет оказывать поддержку команде A, которая уже прибыла сюда с целью извлечения космического корабля ”. И, конечно, вскоре появился сам командир группы и сказал: “Вот что мы имеем. У нас есть космический корабль, который мы считаем советским кораблем. Он потерпел крушение недалеко отсюда, и мы извлекаем этот корабль”.

Э.С.: Такова официальная версия. 
К.С.: Это официально санкционированная версия введения в заблуждение, представленная нам. В общем, мы отправились на место крушения. Мы поехали… Не знаю, как долго мы добирались. Где-то около получаса, 45 минут. Затем мы заметили огни в том месте, куда направлялись. По мере приближения мы увидели людей, сновавших вокруг, а потом и сам корабль. Корабль был похож на каблук от ботинка. Он располагался в земле под углом 30-40°. Ударился о землю и вошел в нее под таким углом.

Э.С.: Насколько корабль выступал из земли?
К.С.: Я бы сказал, приблизительно чуть больше, чем на 1/5. Он вошел в землю так, что мы могли видеть, в принципе, весь корабль, за исключением, пожалуй, одной пятой части, погребенной в почве. Он взрыхлил и немного приподнял землю вокруг себя. Когда мы подъехали, меня попросили взять счетчик Гейгера, идти по направлению к кораблю и периодически докладывать о показаниях считчика.
По мере приближения я связывался с командиром каждый раз, когда показания немного увеличивались. Затем, когда я поднялся на небольшой образовавшийся холмик, я увидел весь корабль. Я заметил нескладывающийся светлый купол в середине корабля. На каждой стороне купола имелось нечто вроде отверстия в форме почки.

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_3


На ближайшей ко мне стороне, справа от купола, я увидел типичного представителя Серых.

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_4


Он лежал наполовину внутри, наполовину снаружи.
Э.С.: Насколько большим было тело существа, по-видимому, пытавшегося выбраться через отверстие?
К.С.: Я всегда говорил, примерно 0,9-1 м.
Э.С.: То есть, мы говорим о типичном Сером, в изобилии представленном в поп-культуре?
К.С.: Это именно то, что я видел. Я двинулся вперед и понял, что мне нужен офицер. К тому моменту я уже точно знал, что это был не русский космический корабль или корабль любой другой страны на поверхности Земли. Тем временем, я продолжал кричать, что мне нужен офицер. Мы уже говорили о “психическом остатке”, который оставляем после себя, живом остатке. Так вот, мне удалось почувствовать страх, исходивший от того существа, а, возможно, и ото всех других, еще находившихся внутри.
К сожалению, мне не повезло ощутить живых существ, но я явно чувствовал исходящие от них эмоции. Не знаю, как это описать. Ну, как описать словами ощущение того, что они больше не увидят своих семей и никогда не вернутся домой? Это сильно угнетало. Я продолжал требовать офицера. Мне нужен был кто-то менее эмоциональный, менее чувствительный, чем я.

Э.С.: Давайте войдем в детали. Вы говорили, что размер наружной части тела составлял 0,9 м. Само существо выглядело как типичный Серый. Сколько пальцев у него было? Имелись ли ноги? Уши? Какого размера глаза, если Вы могли их видеть?
К.С.: Ну, голова лежала поверх корабля, поэтому я не смог по-настоящему разглядеть… Правда, удалось увидеть форму головы. Она казалась явно непропорциональной по отношению к остальной части тела. Руки раскинуты в стороны. Явно просматривались пальцы.

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_5


Конечно, мне было не до подсчета количества пальцев, но я уверен, что они были. Раз были пальцы, были и руки. Голова… Не знаю, как объяснить, она выглядела в 2-3 раза больше нашей. Более округлая. Кожа уныло серая, но побелевшая, поскольку существо было мертво.

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_6


Также можно было видеть рот, вернее щель в качестве рта. Но я мог бы поклясться, что видел губы. Глаза… Глаза закрыты. Существо обладало очень маленьким носом и чем-то вроде уха.
Повторяю, когда вы сталкиваетесь с чем-то подобным, его очень трудно описать. Вы ведь не пытаетесь делать заметки или что-то специально запоминать. В таких ситуациях человек не ведет себя подобным образом, это не по-людски. Поймите, я видел нечто, что травмировало мой разум. Чисто по-человечески, я ощущал их потерю.
Э.С.: Были ли руки и ноги пропорциональны…?
К.С.: Они очень тонкие. Вынужден повторяться, поскольку большинство людей… Ненавижу так говорить, поскольку Вы слышали это тысячи раз. Существо было одето в серебристый костюм. Такие костюмы носят многие наши гости. Костюмы выглядят так, как будто сделаны из одного цельного куска. Нижняя часть тела все еще находилась внутри корабля, поэтому я не могу сказать, как она выглядела.
Я ощущал эмоции этих существ. Если вы пребываете в бою, время от времени вы будете думать о своей семье, о том, узнает ли она о том, что вы не трус, что вы честно выполняли свой долг и погибли, демонстрируя мужество и храбрость. Гости прибыли сюда с определенной миссией и чувствовали то же самое. Это трудно объяснить. Сложно объяснить людям то, что вы чувствуете. Вы просто улавливаете эмоции. Я ощущал эмоции этих существ, поэтому и понимал, что в корабле их было явно больше, чем одно.

Э.С.: То есть, были и другие?
К.С.: На самом деле, на борту корабля их было трое.
Э.С.: Как выглядели другие?
К.С.: Ох, остальных я увидел только на следующий день. Командование подогнало то, что называлось низко посаженной железнодорожной платформой. Это 18-колесное транспортное средство с плоским кузовом, длиной 6-9 м.

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_7
 

Военные извлекли корабль из земли, погрузили в кузов эвакуатора, накрыли брезентом, намертво закрепили края брезента и увезли. Спереди и сзади эвакуатор сопровождали джипы, полные вооруженных людей. Я абсолютно уверен в том, что после того, как эвакуатор выехал на открытое место, джипы превратились в вооруженный конвой. Все сидевшие внутри джипов солдат были вооружены автоматами 50-го калибра.
 
Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_8
 

Попасть в сам корабль мне не довелось, поэтому я не знаю, как он выглядел внутри.
Солдаты пользовались носилками, тремя носилками, из чего можно сделать вывод, что они вынесли три тела. Пока они выносили одно из них, я успел рассмотреть поближе. Повторяю, глаза были закрыты, виднелся нос, а уши не торчали так, как у нас. Они больше прижимались к черепу, но вы могли бы сказать, что различались выпуклости. На униформе гостей располагалась красная эмблема. Мне не удалось рассмотреть ее очень хорошо, нечто вроде галочки… галочки, нижняя часть которой пересекалась полумесяцем.
 

Космическое Раскрытие – 7: Миссии по извлечению инопланетян. Интервью Эмери Смита с Клиффордом Стоуном 528_9
 

Э.С.: Нечто вроде карты? 
К.С.: Очень может быть. Также это могла быть эмблема организации, к которой принадлежит их мир.
Э.С.: Вам что-нибудь рассказывали позже?
К.С.: Ну, офицеры никогда не утруждали себя этим, никогда не ставили вас в известность. Они упрямо твердили, что извлеченный корабль был космическим кораблем русских. Затем в какой-то момент вам просто скажут, что “такого инцидента никогда не происходило”. Даже летчикам, возвращавшимся после наблюдения НЛО,… их всегда допрашивали. Еще, начиная с 1950-х годов, их предупреждали: если они когда-нибудь заговорят о наблюдении или контакте, руководство легко докажет, что их там не было.

Э.С.: Вы когда-нибудь видели корабль снаружи, а затем, когда входили в него, он не соответствовал представлению снаружи?
К.С.: О, безусловно. Вот хороший пример. Полагаю, это было в Вайоминге. Мы прибыли туда и извлекли НЛО. Где именно в Вайоминге, не знаю. Помню, что было холодно, а местность лесистая. Снаружи корабль составлял примерно 9-10 м в диаметре. Когда мы попали внутрь, мы были просто потрясены. Он оказался таким большим.

Э.С.: Насколько?
К.С.: Нам приказали делать измерения. Я шел впереди и говорил одному из солдат…
Э.С.: Измерения с помощью рулетки? 
К.С.: Да, она вытягивалась, и можно было выполнять измерения. В общем, вспоминаю, как инструктировал солдата: “Я стою здесь, а ты идешь туда”. Помните, что мы находились в центре корабля. По кругу шли помещения. Я сказал: “Держи конец рулетки и иди вперед. Длина рулетки 38 м”. Солдат прошел чуть больше половины пути, и рулетка закончилась. Когда это случилось, я спросил: “Ты придерживаешь конец?” “Нет, мы растянули рулетку на всю длину”. Как я уже сказал, длина рулетки составляла 38 м.
А ведь это еще не был весь корабль изнутри, просто центральная часть. Возможно, ангар или что-то, откуда можно было запускать меньшие корабли. Конечно, нас интересовало, что происходит. В общем, мы столкнулись с ситуацией, когда экипаж мог манипулировать пространством-временем внутри корабля.
Я имею в виду следующее: вы видите корабль, величина которого может равняться, скажем, всего паре сантиметров. Вы даже не заметите его на земле. И все же, он вмещает людей, ростом таких же, как и мы. Просто экипаж манипулирует пространственной реальностью так, что снаружи корабль оказывается гораздо меньше, чем внутри. Могу ли я объяснить это? Нет. Как я всегда говорю, я не ученый. В то время я просто был любопытным, как ребенок.

Э.С.: Конечно.
К.С.: Сначала я наслаждался тем, что делал, за исключением тех моментов, когда происходили инциденты. Честно говоря, тогда никто не знал, чем занимались военные на самом деле.
Э.С.: Вы были первым, кто это понял?
К.С.: Да. Они нуждались во мне в качестве связующего звена. Этому не научишь, поэтому военные вынуждены повсюду искать таких людей.

Э.С.: Их еще называют “решателями задач” или “решателями проблем”.
К.С.: Военные знали… Они знали, что я встречался с инопланетянами с самого детства. В первый раз я увидел человека, которого всегда называл капитаном Брауном; это и был мой первый контакт с армией. Знаете, я чувствовал себя комфортно, потому что когда впервые увидел летающий диск при дневном свете, где-то в 1957 году, я рассказал об этом папе и маме.
Э.С.: Сколько Вам было лет?
К.С.: Около семи.

Э.С.: Каким был тот опыт?
К.С.: Ну, как явление чего-то Божественного. Сначала я увидел диск при дневном свете, примерно в 10 часов утра, на фоне ясного голубого неба. Он вылетал из-за здания фабрики, потом пролетал мимо дома моего друга Майка Юбенкса, прямо над его домом. Я чувствовал себя так, как будто прикоснулся к самому краю вселенной. Отныне, для меня диски больше не были НЛО или летающими тарелками, тем, что я видел в научно-фантастических фильмах и считал, что это фантастика. Сейчас я убедился в том, что они реальны.
Я знал, что о них рассказывали другие люди. Я понимал, что они действительно видели летательные аппараты. Помню, я прибежал домой и рассказал маме и папе. Мне хотелось делиться своим знанием со всем миром. Даже будучи ребенком, я считал себя обязанным делать это, делиться информацией. К моему великому удивлению, родители никак не отреагировали.
Единственная причина, по которой я сейчас поднимаю данный вопрос,… Знаете, речь идет не только обо мне. Это касается любого мальчика, девочки, ребенка, обладающих подобным моему опытом. С таким опытом им приходится жить всю жизнь. Видите ли, когда с ними такое происходит впервые, они остаются наедине с самими собой. Они честно и искренне рассказывают об увиденном, а люди просто смеются.

Очевидцы становятся аутсайдерами, чувствуют себя одинокими, потому что не знают, что есть и другие люди, делящиеся точно такой же или подобной информацией. Мне бы хотелось, чтобы они знали о наличиидругих людей, таких же, как они. Это стало бы, если хотите, группой поддержки. До тех пор, пока мы продолжаем игнорировать и высмеивать таких людей… Знаете что? Мы больше не позволим таким людям оставаться одинокими и отверженными.
Мы здесь. И в следующем поколении наверняка появятся люди, такие как Вы и я, которые станут делиться подобной информацией. Надеюсь, многие из них примут решение выйти вперед и рассказывать. Когда мир будет готов знать, больше не останется никаких секретов.
Э.С.: Спасибо за то, что вышли вперед. Я понимаю, что для Вас это сильный эмоциональный стресс. Вы – мой герой. Спасибо.
К.С.: Видите ли, я – всего лишь напуганный маленький человечек, который считает, что у него есть цель и моральное обязательство выйти вперед и рассказывать об этом.
Э.С.: Вот почему мы здесь, чтобы просвещать. Спасибо, сержант. Это было потрясающе. Спасибо за пребывание на программе.
К.С.: Благодарю за приглашение.
Э.С.: Я – Эмери Смит. Это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.
divinecosmos.e-puzzle.ru
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.