Каждый заслуживает знать правду! Чтобы приблизить Событие и Раскрытие информации


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Космическое Раскрытие: Тесные контакты Интервью с Кори Гудом и Клиффордом Стоуном

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Сталкер


Администратор
Дэвид Уилкок >> Космическое Раскрытие: Тесные контакты
Интервью с Кори Гудом и Клиффордом Стоуном

Космическое Раскрытие: Тесные контакты


Интервью с Кори Гудом и Клиффордом Стоуном
Вторник, 16 августа 2016 года
Д.У.: Привет! Вы читаете еще одно интервью программы Космическое Раскрытие! С нами Кори Гуд. Кори, дружище, как дела?
К.Г.: Все в порядке. Спасибо.
Д.У.: Хорошо. Мы собираемся узнать больше от Клиффорда Стоуна, завербованного в армию из-за его способностей эмпата и взаимодействия с инопланетянами. Потрясающий человек. Надеюсь, вы прочли предыдущие эпизоды и понимаете, что крушения НЛО происходят не все время, но все же случаются. Он – один из самых добросовестных инсайдеров, думаю, за последние 20 лет.  Стоун рассказывает о своих личных тесных контактах с потерпевшими крушение НЛО. Давайте почитаем еще несколько захватывающих личных свидетельств.
Спойлер:
[more]
ИНОПЛАНЕТЯНЕ: ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ 
К.С.: Следующее значительное событие таково: начальство захотело, чтобы я отправился с ними назад в Форт Белвью в Виржинии.
Я знал, что это будет Форт Белвью, потому что именно там оставалась одна из сущностей, один из наших “посетителей”. Его держали в качестве “гостя” в лесистой местности. Итак, я отправился туда. Когда мы прибыли, он сидел внутри здания, а вся местность пребывала под усиленной охраной. Как только я вошел, “гость” сразу же посмотрел на меня.
Знаете, когда он на меня смотрел, никто кроме нас двоих не мог слышать, что…  Как будто я мысленно говорю: “Я могу тебя слышать и говорить, а еще могу чувствовать”. Гость подумал: “Я боюсь”. Я мог ощущать его страх и видеть его волнение оттого, что он больше никогда не увидит свою семью.
Тогда я попытался его успокоить: “Знаешь, тебя никто не собирается ранить”. Но все равно я чувствовал его страх. Тогда я спросил, что могу для него сделать. Он ответил, что его земляки придут за ним. Если они придут, они не намерены причинять никому вреда, но технология извлечения из здания такова, что многие из присутствующих умрут или будут ранены.
Тогда я спросил, как этого можно избежать? Следует ли мне рассказать об этом? Он ответил, что “нет” и что они уже знают об опасности. Все, кто находятся в здании, знают об этом. Тогда я переспросил, что я могу сделать. Он попросил, чтобы я помог ему выбраться наружу.
Я пошел и попросил друга принести кусачки и оставить их около забора, потому что здание окружал высокий забор. Затем я обратился к полковнику и сказал: “Он собирается что-то мне сказать, но не сделает этого до тех пор, пока в здании будут военные. Мне нужно, чтобы здание опустело, чтобы в нем остались лишь он и я”. Полковник неохотно согласился и вывел всех из здания. И вновь, этот инопланетянин… Не могу назвать его типичным Серым, так его кожа было немного светлее, чем у обычных Серых.
Черты лица похожи. Круглая голова. Пожалуй, лучше сказать в форме удлиненной буквы S. Имеется выраженная челюсть и все такое, большие глаза с желтоватым оттенком, если это имеет какой-то смысл.
Знаете, когда он на меня смотрел, я знал все, что он чувствовал. Если вы теряли ребенка или того, по кому скучаете, вы понимаете, что они тоже скучают по своей семье. Чувства одинаковые, но вы ощущаете их с их перспективы. Это трудно выразить словами. Но вы чувствуете это, а затем в игру вступают ваши эмоции. Одновременно вы знаете, что это маленькое создание желает расстаться с жизнью потому, что не хочет ранить или убить вас, когда за ним придут.
Тем временем все покинули здание. Я попросил гостя следовать за мной, и мы двинулись в путь. Примерно на полпути я начал слышать крики: “Стой, стой, стой. Стой или мы открываем огонь”. Тогда я поставил гостя перед собой. То есть, он идет впереди меня. Когда мы подошли к ограде, я начал резать проволоку так быстро, как только мог. Гость вышел наружу.
А потом появился корабль. Он смотрелся как яркий свет, направленный на землю.
Когда корабль улетел, я остался в одиночестве. Пришелец был спасен. Признаться, в ту ночь я ожидал смерти, потому что слышал, как люди заряжают и передергивают свое оружие. И я понял, что это лишь вопрос времени, когда они… Мне собирались стрелять в спину, поскольку расценивали как предателя.
Полковник сильно злился на меня. Когда я подозвал его, он был очень расстроен и сказал: “В следующий раз дай нам знать, что собираешься делать”. Тогда я возмутился: “Как вы можете держать “гостей” под вооруженной охраной и называть их “гостями”?” Ситуация в целом… Я так никогда и не смог этого понять.
Мы знали о приземлении, сразу же провели бы “операцию захвата”, ради которой быстро прибыли на место, и попытались бы извлечь так много полезных данных, сколько смогли, возможно, включая сам корабль. Мне никогда не нравился подобный сценарий. Я никогда так и не понял все до конца. Разве мы собирались силой захватывать корабль?
Кроме того, ведь у “гостей” имелись средства для защиты, но они не хотели это делать. Самую сильную озабоченность у меня вызывало следующее: что произойдет, когда мы попытаемся это сделать? А пока при аналогичных ситуациях происходит вот что: мы направляемся к кораблю, а поблизости всегда висит “спасательный” корабль. Затем мы переходим к тому, что называется режимом ожидания, и не приближаемся к нему. В некоторых случаях пришельцы забирают своих людей, а корабль остается нетронутым. То есть, мы получаем корабль, весь корабль, но без экипажа.
И вновь, это прозвучит дико, но гости чувствуют нашу незрелость в галактическом смысле слова, и то, что мы способны восстанавливать отдельные части корабля, но никогда весь корабль в целом. Полагаю, мы восстановили достаточно для обретения определенной технологии, но людям это неизвестно.
Я не обладаю никакими инсайдерскими знаниями о существовании баз на Луне, Марсе и Венере, но знаю, что происходит официально, а что неофициально. Я видел документы, с которыми при желании может ознакомиться каждый. Технология существует, по крайней мере, с середины 1950-х годов, а, возможно, существовала задолго до этого.
Позвольте привести пример. Возьмите автомобиль 2016 года и верните его в 1776 год. Я выбрал 1776 год потому, что в то время технологически общество было неразвито. Возможно, мы поймем, как работают фары машины. Мы не сможем их восстановить, но поймем, как это сделать. Мы поймем, как работает топливо, но у нас нет технической способности извлечения нефти из земли и переработки ее в топливо. Мы поймем пластмассу, но не сможем ее воспроизвести. Вот примерно такая разница между ними и нами сегодня.
Д.У.: Хорошо. Весьма насыщенная информация. Не знаю, как вы, а я не усматриваю здесь человека, который лжет. Вы видите Клиффорда Стоуна и оцениваете достоверность его сведений. Помните, что его сын умер, но это не остановило его от того, чтобы долгое время оставаться разоблачителем. Он описывает конкретные детали, которых не могут знать люди, сочиняющие свои истории. И ему не нужно лгать. Итак, Кори, он упоминал, что того инопланетянина держали как “гостя”.
К.Г.: Верно.
Д.У.: Такой облагороженный лексикон, типа языка большого брата, всегда используется, когда они…
К.Г.: О, да.
Д.У.: … удерживают кого-то узником?
К.Г.: Да. Если вы куда-то идете… Скажем, вы доставляете послание, а принимающая сторона не дружит с людьми, послание которых вы приносите, часто вы становитесь “гостем”, которого держат под замком, пока не выяснят, как они будут реагировать.
Д.У.: Хм. Больше всего меня потрясло то, что существо описывало Клиффорду событие, в результате которого будет убито или ранено множество людей на базе, если гостя будут извлекать изнутри базы посредством имеющейся технологии. И когда Стоун смотрел на извлечение, он видел некий вид яркого луча белого цвета. Я знаю, что это просто рассуждения, но не могли бы Вы рассказать о существующих технологиях, способных вызвать смерть, если кого-то извлекают изнутри здания? Знаете, на ум приходит Звездный Путь и луч транспортировки, посредством которого можно просто и легко переправлять людей отовсюду. Это одно и то же?
К.Г.: Конечно, они МОГУТ это делать. Тут я сам немного сбит с толку. Возможно, существо говорило так для того, чтобы сподвигнуть Стоуна на свое освобождение. Технология спасения обязательно должна быть. Та, что я видел и слышал, не вызывала повреждений не только внутри здания, но и снаружи.
Д.У.: Меня интересует кое-что еще. Возможно ли, что эта конкретная группа инопланетян пользуется неким видом торсионно-полевого луча, разрушающего материю так, что если вы пребываете внутри поля луча, разрываются молекулярные связи и все такое? А может, потенциально, это провоцирует короткое замыкание, вызывая пожары в здании, взрывы и все такое? Существуют ли лучевые технологии, способные приводить к взрывам?
К.Г.: То, что Вы описываете… Так работает торсионное оружие.
Д.У.: Верно.
К.Г.: Я просто не представляю, зачем можно пользоваться светом для превращения молекулярной структуры существа в свет, а потом вытягивать свет наверх, и почему это связано с большими потерями жизней. Самое большее, что может произойти, – повреждение здания. И вновь, возможно, та группа пользовалась технологией, о которой я не слышал. Или существо воспользовалось этим как стимулом, чтобы заставить Стоуна помочь ему бежать.
Д.У.: Как Вы думаете, почему существо хотело сбежать вместо того, чтобы просто быть извлеченным лучом изнутри?
К.Г.: Не знаю. Здание могло быть каким-то образом экранировано.
Д.У.: Ох!
К.Г.: Все зависит… Если охрана пользуется каким-то видом экранирования здания, оно рассеивает свет и затрудняет видение того, кто или что находится внутри.
Д.У.: Конечно. Итак, существо могло сказать о ранении людей внутри, чтобы воззвать к эмоциям Клиффорда?
К.Г.: Очевидно, оно…
Д.У.: Да он и сам мог угодить в мясорубку, если бы оказался захваченным полем, созданным внутри базы.
К.Г.: Или вообще луч мог его не достичь. По-видимому, существо не могли спасти до тех пор, пока оно не оказалось снаружи базы, что-то блокировало бы свет.
Д.У.: Знаете ли Вы о таких загрязняющих полях внутри военных баз, разрушающих некие виды технологий так, что они не работают внутри сооружений?
К.Г.: Да. Обычно это нечто вроде бункеров. Я никогда не слышал о зданиях на поверхности земли, пользующихся оградой из колючей проволоки в целях экранирования таким образом. Но это не значит, что таковых не существует.
Д.У.: Конечно. Тогда это просто умышленный обман. Существо хотело обеспечить себе безопасный проход и попасть в безопасное место транспортировки.
К.Г.: Это возможно.
Д.У.: И, уж конечно, не случилось бы никаких смертей. А сейчас перейдем к описанной Клиффордом фенологии существа. Кожа у него бледнее, чем у большинства Серых. Беловатая, с желтоватым оттенком. Если бы мы увидели всех Серых вместе… Вы упоминали что-то вроде диеты?
К.Г.: Да. Разные Серые… В заключении их кожа меняет цвет, если они не получают правильного питания.
Д.У.: Неужели?
К.Г.: Я не знаю, как долго это продолжается. Не похоже на то, что это существо долго находилось в заключении.
Д.У.: Как может кожа менять цвет?
К.Г.: Она становится все бледнее и бледнее, и, наконец, абсолютно белой.
Д.У.: Вот это да! Знаете ли Вы, чего им не хватает, и что мы не можем им дать?
К.Г.: Полагаю, это похоже на то, как мы страдаем от неправильного питания. Я не знаю, что они едят. Я прочел в Интернете, что они всасывают питательные вещества через кожу. Знаете, есть десятки разных видов существ, похожих на Серых. Поэтому необязательно, что у всех них одинаковая биология.  
Д.У.: Понятно. Сейчас, полагаю, мы должны обсудить очень интересное утверждение об автомобиле, перенесенном из 2016 года в 1776 год.
К.Г.: Ведь тогда еще не было Бенджамина Франклина.
Д.У.: Ха-ха.
К.Г.: Знаете, возможно, Стоун многого не знает о реверсивной технологии.
Д.У.: Как Вы относитесь к идее, что инопланетяне не думают, что мы способны сделать многое с их техникой, и поэтому позволяют ей оставаться здесь?
К.Г.: К настоящему времени уже налажена интенсивная торговля со многими разными существами, и мы обладаем технологией, аналогичной их технологии.
Д.У.: Очевидно, Клиффорд не обладал высоким уровнем допуска к такого рода информации.  
К.Г.: Конечно. В армии обычно поступают так: если у вас имеется концепция, секретный вертолет или корабль, которые невозможно извлечь, вы будете его “бомбить”, то есть, разрушать. Военные никогда не оставят после себя целехонький корабль. Хотя особой нужды в этом нет, поскольку на каком-то уровне мы уже развили некоторые такие технологии.   
Д.У.: То есть, Вы считаете, что эти существа пытаются руководить нашей эволюцией и намеренно дарят нам все, чтобы мы скорее добрались до места назначения?
К.Г.: Вполне возможно. Я имею в виду, такое определенно происходило, по крайней мере, раньше в истории.
Д.У.: И последнее. Стоун упоминает “команду быстрого реагирования”. Данный термин я видел в Интернете в разных рассекреченных названиях кодов проектов. В частности, я слышал о Проекте Коготь. Мне интересно, знаете ли об этом Вы?
К.Г.: Как и Вы, помню, я читал, что была такая военная программа, которая в любое время предлагала такие услуги. Они быстро реагировали на упавшие спутники, терпевшие крушение секретные корабли, корабли других народов или летательные средства неизвестного происхождения.
Д.У.: Сейчас в их распоряжении находятся гигантские самолеты C-5 Галактика. Они приземляются на ближайшем поле и способны перевозить миллионы тонн груза. Из самолета появляются грузовики. Они сразу же огораживают периметр…
К.Г.: Да. Это операция спасения.
Д.У.: Хорошо. Сейчас мы познакомимся с не менее захватывающей информацией. На этот раз Клиффорд входил в контакт с НЛО и инопланетянами во Вьетнаме. Воистину потрясающие сведения, позволяющие еще глубже заглянуть в мир, в котором вращался Стоун.
ПРИШЕЛЬЦЫ ВО ВЬЕТНАМЕ 
К.С.: Всего за несколько месяцев до того, как я попал во Вьетнам, возникла ситуация с… Нам приказали отправиться в зарубежную страну, поскольку там упал самолет Б-52.
Имелись основания полагать, впрочем, сейчас я знаю, что это не так. Если бы они были, об этом было бы известно. Тем не менее, имелись основания полагать, что на борту самолета находились ядерные устройства. И, конечно, я, как всегда, вылез вперед, поскольку счел, что мы отправляемся на очередную полевую тренировку. Но нас специально отбирали. Взяли не всех.
Полагаю, мы прилетели в Южную Каролину и остановились на военной базе. Предполагалось, что оттуда нас перебросят во Флориду. Именно там мы собирались участвовать в тренировочных упражнениях. Итак, мы взлетели и рассчитывали на пару часов полета, а не часы за часами. Поскольку мы стали воздушными десантниками, мы летели… Прошло шесть, потом семь часов, не помню, сколько точно. Затем приземлились для дозаправки.

Сталкер


Администратор
Окончание:

Знаете, вам не нужно дозаправляться, если вы летите из Южной или даже Северной Каролины во Флориду. Вам не требуется делать это, но сейчас мы дозаправлялись. Затем мы снова поднялись в воздух. Нам сказали: “Как только мы приземлимся, самолет подъедет к терминалу”. Мы летим, приземляемся, подъезжаем к терминалу, и нам говорят: «Никто не выходит из самолета. Мы остаемся здесь, вы останетесь в самолете”.
Итак, мы сидим в самолете, и если вы хоть что-нибудь знаете о дозаправке, вы понимаете, почему нежелательно оставаться в самолете. Если что-нибудь произойдет, вы поджаритесь заживо. Поэтому это крайне нежелательно. Вы должны покинуть самолет до заправки. А мы сидим, самолет заправляют. Мы смотрим в иллюминаторы. Конечно, мне стало интересно, что это за место.
И тут, один парень говорит: “Я поцелую вашу задницу, если это не Окленд”. Конечно, все тут же стали перекрикивать друг друга: “Постойте. Окленд. Разве это не возле Флориды? О чем ты говоришь?”
Тогда вперед вышел тот, кого мы всегда называли полковником. Он вытащил пистолет 45-го калибра, передернул затвор и сказал: “Я лично убью того за…ца, кто скажет хоть слово. Я хочу, чтобы вы задернули шторы на иллюминаторах и заткнулись”.
Он прошел вперед и попросил персонал тоже закрыть шторки на иллюминаторах. Полковник продолжил: “Прежде чем мы отправимся к месту назначения, вас допросят. И это все, что вам нужно знать”. И, знаете, воцарилась полная тишина. Никто не сказал ни слова.
Я знал полковника по нескольким другим случаям, когда был с ним, и не был уверен в том, действительно ли он выстрелит в кого-то или нет. Тишина. Слышно, как муха пролетит. Когда самолет взлетал, двигатели ревели очень громко, громче, чем я когда-либо слышал при взлетах других самолетов. Возможно, потому, что было тихо.
Мы летели, ну, не знаю, 14, 15 или 16 часов. За несколько часов до приземления нам сказали: “Мы летим в страну, где потерпел крушение Б-52. Местные аборигены, население, народ, называйте, как хотите, не дружественны правительству США. Мы должны высадиться, проверить, не выжил ли кто, и убедиться в отсутствии опасности от утечки радиоактивного материала, находившегося в самолете. Также нам предстоит обеспечить извлечение”. Тогда мы подумали: “Ничего себе”.
Помню, когда мы заходили на посадку, стояла кромешная ночь. Сплошная темень. Все смотрели вниз. Помню, как видел огни на земле, не фонари, а огни. Когда вы прибываете в аэропорт, вы обычно видите красные и синие фонари и все такое. А мы видели их на расстоянии нескольких тысяч километров от земли. Еще тогда я подумал, что все это очень  странно. Это явно не Флорида.  Вы не увидите такого во Флориде. Еще тогда я подумал, что все очень странно.
Мы приземлились, и нам позволили выйти из самолета. Как только мы вышли из самолета… Уверен, что местные знали о нашей посадке, так как там были знаки с надписями на вьетнамском языке. Ну, я никогда не был во Вьетнаме и не знал, что они были на вьетнамском. Единственное, что я знал, – это то, что мы находимся в зарубежной стране.  Может, это была страна в Южной Америке. Я еще не сложил два и два. Я не видел никаких восточных людей. Только мы. Нас вывели из самолета и подвели к двум ожидающим вертолетам.
Мы разместились в двух вертолетах и взлетели. Не знаю, как долго мы летели. Возможно, пару часов. Но точно знаю, что мы прибыли в Камбоджу.
Кроме того, я уверен в том, что место в Камбодже называлось Клювом Попугая. Рядом с местом высадки протекала небольшая речушка. Это и было то, что мы называли местом дислокации. Мы отправились в джунгли, на место падения самолета. Знаете, конечно, в таком случае вы ожидаете увидеть дым. Вы ожидаете увидеть обломки, что естественно случается, когда самолет разбивается.
Но когда мы подходили ближе, никого не интересовали показания счетчика Гейгера и все такое. Потом мы вышли на поляну. Там и лежал Б-52, весь цел- целехонек, за исключением повреждения, причиненного огнем естественного врага. Я всегда оговариваюсь, что точно не знаю, поскольку не обладаю внутренними знаниями. Но я считаю, что это были ракеты земля-воздух, попавшие в самолет, и явно не одна.
Пассажиры самолета погибли он ран, полученных в результате шрапнели, разлетевшейся от ударов по кораблю. Мы направились вперед. Я всегда полагал, что Б-52 намного больше. Не поймите меня неправильно, это не был маленький самолет. Он был большим, но я всегда думал, что он еще больше.
Я начал обходить самолет и дошел почти до хвостового отсека. Дойдя до него, я начал обходить другую сторону, когда услышал шорох в кустах. Я повернулся, схватил винтовку М16, но еще не прицелился, когда из кустов появился типичный Серый. Инопланетянин ростом 0,9-1,1 метра. Потом появились несколько других. По сей день, помню, как он сказал: “Клиффорд, что ты здесь делаешь? Тебя не должно быть здесь”.
Помню, я еще подумал, смог ли бы я выстрелить первым. Не знаю. Я поднял М16, выстрелил в воздух и начал кричать: “Вижу цель”. Знаете, когда вы по-настоящему унижены? Когда вы знаете, что стреляете из М16 и все без толку.  Вы действительно унижены, потому что ситуация складывается так, что вы осознаете, что любое ваше оружие бесполезно. И сейчас вы отдаете себя на милость того, кого только что пытались убить.
Мы начали отступать. К тому времени все остальные уже стреляли. Как я говорил, я мог быть первым открывшим огонь. И зачем я только кричал, что вижу цель. Нам не сказали, что мы находились во Вьетнаме, не сказали ничего. Упоминалось лишь о “маленьком народе”. Я знал, что означает “маленький народ”. Отступая, мы добрались до реки и перебрались на другой берег. Серые преследовали нас на небольшом расстоянии.  
Но большая часть людей перестала стрелять, полагаю, потому, что внутри они осознавали, что убивать было бы нехорошо. Просто одни люди не хотели ранить других. Другие тоже не пытались ранить нас. И здесь возникает вопрос: “Если бы у них было оружие, попытались бы они им воспользоваться?”
Мы перебрались на другой берег. Нам сразу же сказали, что мы видели местных аборигенов. Тогда мы еще подумали, какую чушь нам пытаются втюхать? Эти сущности… Нет, нет и нет. Они не люди. Не местные туземцы. Это я уже знал из других опытов.
Потом полковник сказал, что нужны добровольцы, поскольку нам предстоит вернуться. Я посмотрел вокруг. Никто не вызвался. Черт, мне ведь тоже не хочется идти. Я думал, думал и думал. А потом взял свой М16, и, не говоря ни слова, начал переправляться обратно через реку. Еще до этого полковник спрашивал, не боюсь ли я? Я отвечал: “Я – человек. Да, я боюсь”. И все же схватил винтовку и начал возвращаться назад, поскольку никто не захотел быть добровольцем. Мы ведь не знали, для чего все это.
А я вернулся потому, что уже имел подобные опыты в прошлом. Когда я начал переправу, полковник сказал: “А я думал, что ты побоишься”. Я повернулся и ответил: “Да, сэр. Я боюсь, и хотел бы знать, что происходит. Я хочу вернуться. Я хочу посмотреть, что происходит. В этом нет никакого смысла”.
Я продолжил переправу. Один за другим, схватив свои винтовки, за мной потянулись другие солдаты. Мы вернулись и извлекли тела погибших. Мы называли это “подъемом”. Затем нам сообщили о прибытии инженерной команды. Она сменила нас и приступила к… Полагаю, они называли это “разрезанием”. “Разрезанием” потому, что собирались разрезать самолет на части. Они разрезали самолет на пять частей, сначала отрезали крылья, потом хвостовой отсек, а затем фюзеляж. Затем прибыло то, что мы называем CH54, – летающие краны.
Они прилетали и забирали фрагмент за фрагментом. Потом мы вернулись к месту дислокации. Прибыли вертолеты, взяли нас и полетели обратно. Мы вернулись к самолету, на котором прилетели, и полетели назад в Соединенные Штаты.
Д.У.: Кори, давайте начнем с чего-то простого. А потом перейдем к сложному. Некоторые люди, особенно скептики, скажут: “Постойте! Полковник собирается вышибить мозги любого, кто утверждает, что они прилетели во Флориду, когда он говорит, что это Окленд в Калифорнии?” Правда ли, что когда военные засекречивают операцию, и вы куда-то прилетаете, они вышибут вам мозги, если вы хотя бы попытаетесь определить, где находитесь?
К.Г.: Да. Да, они поступают так с солдатами и даже с гражданскими подрядчиками. Это стандартный порядок действий (SOP).
Д.У.: Почему они не хотели, чтобы парни знали, куда отправляются?
К.Г.: Вспомните: “любопытство сгубило кошку”. Если люди не знают информацию, они не могут ее раскрыть. Это часть фрагментации.
Д.У.: Тогда если Клиффорд утверждает, что является частью Проекта Коготь, тогда “фрагментация” означает, что он не должен иметь информацию, которая могла бы попасть в руки любого врага Соединенных Штатов, если бы его схватили, пытали и все такое?
К.Г.: Или если бы он решил обратиться в СМИ.
Д.У.: И то верно. Итак, Стоун оказался во Вьетнаме и попал в театр военных действий в 1968 году. А дальше все становится действительно странным. Он поворачивает за угол и видит группу Серых. Затем Серые говорят… Они называют его по имени и говорят, что его не должно здесь быть. Дружище, что происходит?
К.Г.: Ну, поскольку он угодил в разгар какой-то операции, это может означать несколько вещей. “Что ты здесь делаешь? Тебя не должно быть здесь”. Но мне показалось, что это значит: “Постой, разве ты не должен быть в Джорджии” или где-то еще? “Как ты преодолел тысячи километров? Что ты здесь делаешь? Тебя не должно здесь быть. Это театр не вашей операции. Ты американец”.
Д.У.: По-видимому, я не совсем понял. Что делают Серые на американской войне? Почему она их заботит? Почему они находятся рядом с самолетом, только что потерпевшим крушение и полном мертвых тел внутри?
К.Г.: Ну, такое происходит на каждой войне и при каждой стычке.
Д.У.: Неужели?
К.Г.: Да. Инопланетяне, которые считают людей своим имуществом, часто будут их защищать. А если с людьми что-то происходит, они придут и проведут расследование.
Д.У.: То есть, Вы хотите сказать, что, возможно, некоторые люди на борту Б-52 являются очень ценным имуществом, жизненно важным как для Серых, так и для Америки?
К.Г.: Такое вполне может быть. На борту Б-52 могли находиться всякие интересные “вещи” с несколькими модификациями. И кое-что еще.
Д.У.: Иными словами, на борту могли находиться кое-какие инопланетные материалы или технология, и все повреждено огнем врага?
К.Г.: Вполне возможно.
Д.У.: Мне бы хотелось прояснить суть еще одного ключевого вопроса. На Ваш взгляд, не могло ли это быть непосредственным сговором между американцами и Серыми вместе воевать в любой войне, как во Вьетнаме?
К.Г.: Конечно. Серые не сражаются вместе с нами, но могут иметь договоры с разными инопланетянами относительно роли, которую могут сыграть. Скажем, наблюдение или что-то другое. Такие соглашения заключаются как до войны, так и во время войны, но обычно они никогда не воюют напрямую.
Д.У.: Мы знаем, что Трумэн и Эйзенхауэр подписали соглашения с Серыми, включая Договор Тау 9, по-видимому, связанный с похищениями. Возможно ли, что часть договора с Серыми включала то, что, если правительство Соединенных Штатов позволит похищать определенное количество американских граждан, то взамен они будут оказывать логистическую поддержку в войне?
К.Г.: В то время мы не нуждались в логистической поддержке, поскольку развили свою собственную технологию, даже в конце 1960-х годов.
Д.У.: Какую технологию?
К.Г.: Технологии по наблюдению за врагом, более высокий уровень тактической поддержки.
Д.У.: Если договор уже был подписан, почему Вы думаете, что инопланетян должно волновать все, что происходит в нами в войне? Я все еще пытаюсь добраться до сути происходящего.
К.Г.: Не думаю, что мы когда-нибудь это узнаем. Все, что мы можем сделать, – это прибегнуть к рассуждениям. Есть ряд причин, почему на сцене появляются Серые. Я описал всего лишь немногие.
Д.У.: Я понял. Есть еще кое-что, что захотят узнать люди до конца данного эпизода. Как можно стрелять в существа из винтовки М16 и не ранить их? Представляется, Серых вообще не волнует наше оружие.
К.Г.: Оружие нашего времени, наше оружие – это кинетическое оружие, даже самое высокоэнергетическое. У Серых имеются средства защиты от него.
Д.У.: Где-то еще Вы упомянули, что Проект Коготь имеет отношение к Сломанной Стреле. Не могли бы Вы объяснить, что это такое?
К.Г.: Ситуация Сломанная Стрела возникает тогда, когда ядерное оружие либо терпит крушение, либо мы теряем его во всякого рода инцидентах. Сломанная Стрела означает, что ядерное оружие или устройство больше не пребывает в нашей собственности.
Д.У.: Вот это да!
К.Г.: Это самая важная вещь, реакция на которую будет самой быстрой. Если группам специального назначения говорят, что возникла ситуация Сломанная Стрела, они быстро садятся в самолет и немедленно вылетают. Каждая подобная ситуация сопровождается завесой строжайшей секретности.
Д.У.: Понятно. Спасибо, Кори. Потрясающая информация. Спасибо за внимание. Увидимся в следующий раз.

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения