Каждый заслуживает знать правду! Чтобы приблизить Событие и Раскрытие информации


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Дэвид Уилкок >> Космическое Раскрытие: По другую сторону завесы секретности Интервью с Кори Гудом и Бобом Вудом

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Сталкер


Администратор

Космическое Раскрытие: По другую сторону завесы секретности

Интервью с Кори Гудом и Бобом Вудом
Вторник, 23 августа 2016 года

Спойлер:

Д.У.: Привет! Добро пожаловать на Космическое Раскрытие! В данном интервью со мной Кори Гуд и д-р Боб Вуд. Мы будем фокусироваться на Бобе Вуде. Частично потому, что он был знаком с Уильямом Томпкинсом с 2009 года и знает очень много о свидетельстве Томпкинса. По существу, Вуд – практически ходячая энциклопедия того, что знает Томпкинс.
[more]
Боб, Вы ведь тоже прожили жизнь, полную очень странных и интересных опытов, связанных с темой космического раскрытия. Поэтому сегодня мне бы хотелось вручить Вам бразды правления. Я знаю, Вы говорили, что у Вас есть кое-какая критическая автобиографическая информация, которой Вам бы хотелось поделиться с нами. Она станет очень важной, по мере того, как мы пойдем вперед в Вашей истории временных линий того, что происходило с Вами.
Б.В.: Да. Все началось в 1949 году, когда я заканчивал Университет Колорадо. Летом меня пригласили поработать в компании Дуглас, потому что мой отец был профессором и всегда общался с парнями, которые нанимали инженеров. Поэтому он просто…
Д.У.Дуглас – это ведь та компания, в которой работал Уильям Томпкинс?
Б.В.: Вот именно.
Д.У.: Верно.
Б.В.: В 1968 году компания Дуглас слилась с компанией МакДоннел-Дуглас. Итак, моим первым летним занятием была работа с ракетами. Я трудился с теми же людьми, с которыми позже работал Билл Томпкинс.
Д.У.: Невероятно.
Б.В.: Конечно. Но на самом деле…
Д.У.: Не могли бы Вы привести пару имен?
Б.В.: Да. Один из них д-р Клемперер. Вольфганг Клемперер.
Д-р Вольфганг Бенджамин Клемперер, научный директор компании Дуглас Эйркрафт
Д.У.: Верно, Клемперер. Иногда в книге он называет себя “Клемп”.
Б.В.: Да. А еще Элмер Витон. Позже Витон стал вице-президентом компании Дуглас и оставался им, пока не перешел в компанию Локхид.
Элмер Витон
Осенью я приступил к работе над докторской степенью и был вынужден сделать перерыв. Однако следующим летом я вновь работал с теми же самыми парнями. Интересно, что в то время, я постоянно был начеку и искал любые тайные мозговые центры или секреты, хотя мне говорили, что таковых не существует, да я их и не заметил. Оказалось, что ближе к концу лета, я мог видеть Билла Томпкинса, спускавшегося по лестнице между цехами. Ах, если бы тогда я обратил на него внимание!
Д.У.: (Смеется) Очень интересно.
Б.В.: Итак, я получил докторскую степень и меня пригласили работать на компанию Дуглас. Затем пару лет я работал над баллистическими ракетами в Aberdeen Proving Ground, в сфере динамики оболочки. Это был прекрасный опыт.
Затем, учитывая мой опыт, меня попросили выбрать область специализации, я выбрал термодинамику, поскольку в то время мы начинали работать над ракетой М-18, над которой трудился и Билл Томпкинс. Это была ракета Тор.
Д.У.: Верно.
Б.В.: Разработчиков тревожило, будет ли нагреваться задняя часть ракеты, с этим были проблемы. Большую часть времени я проводил, работая над ракетой Найки-Зевс.
Я нанял Джерри Басса, сейчас очень известное имя, химика, чтобы решить, сколько тефлона нам следует поместить на передние края стабилизаторов ракеты, чтобы она оставалась холодной.
Джерри Басс
Ну, в любом случае, моя карьера продолжалась, и меня вовлекли в аэрокосмический менеджмент. Мы руководили независимым исследованием и программой развития. Позже я начал заниматься проектированием космической станции.
В 1993 году я вышел на пенсию. Но в 1968 году произошло необычное событие, заставившее меня заняться НЛО. Все оказалось очень просто. Мой босс сказал: “Эй, на следующей неделе меня приглашают на брифинг в ВВС. Они хотят знать, как можно выйти на орбиту и вернуться назад”. Шутя, я ответил: “Рэй, почему бы не рассказать им, как много НЛО делают это все время?” На что он отреагировал: “Прекрасная идея. Почему бы тебе не поработать над ней?”
Так я прочел свою первую книгу об НЛО. Это была книга Дона Мензела и Лайла Бойда Мир летающих тарелок. Научное исследование главного мифа космической эры. Они писали…
К.Г.: В 1968 году?
Б.В.: В 1968 году.
К.Г.: Вот это да!
Б.В.: Я прочел свою первую книгу об НЛО и пришел к выводу, что меня абсолютно не волнует то, что автор – известный астроном, очевидно, он игнорировал данные. Итак, я прочел много книг, и брифинг прошел успешно.
Через год моего босса не было в городе, и его боссы попросили меня сделать обычный доклад о работе над контактами и все такое. В конце встречи один из руководителей сказал: “Между прочим, д-р Вуд, мы не часто Вас видим. Расскажите нам что-нибудь интересное, над чем Вы работаете”.  Я ответил: “Ну, Вы не поверите, но в прошлом году я прочитал 50 книг об НЛО и пришел к выводу, что они реальны. То есть, мы знаем, что инопланетяне прилетают сюда на космических кораблях. Единственное в чем я не уверен, это узнаем ли мы, как они работают, раньше или позже наших конкурентов из компании Локхид”.  
Воцарилась полная тишина, и босс спросил: “Как Вы думаете, этим стоит заняться?” На следующие полтора года нам выделили полмиллиона долларов. Я нанял Стэна Фридмана, ныне очень известного уфолога, почитать литературу и сказать, имеется ли в ней что-то, что могло бы рассказать, как работают инопланетные космические корабли.
 
Стэнтон Фридман 
У нас была лаборатория. Мы проводили лабораторные испытания. Мы наняли детектива, который брал интервью у похищенных и возвращенных людей, что в те дни явно выходило за рамки нормы.
Д.У.: Боб, что Вы думали, когда видели все эти данные? Конечно, Вы – заслуживающий доверия и успешный доктор наук. Вы рассматриваете данные с научной точки зрения. В 1968 году Вы получаете бюджет в полмиллиона долларов. Затем Вы смотрите на общественность и на то, как СМИ представляют НЛО как большой фарс и шутку. “Ох, все это болотный газ!” Что Вы чувствовали в то время?
Б.В.: Да, именно тогда впервые появилось сообщение о болотном газе. В то время я фокусировался на изучении феномена НЛО, и потому примкнул к соответствующим организациям – Исследовательская Сеть НЛО (MUFON) и Центр по Изучению НЛО (CUFOS) – и посещал встречи с Джеймсом МакДональдом.
Джеймс МакДональд
Как только он приезжал в наш городок, я ходил на его лекции и довольно хорошо изучил проделанную им работу. Он был одним из тех, кто говорил: “Вам следует посетить Комитет Кондона и рассказать, что вы думаете”.
Д.У.: Вот это да!
Б.В.: Так я и сделал. Я обратился в Комитет Кондона.
К.Г.: Неужели?
Д.У.: (Смеется)
Эдвард Кондон
Б.В.: Я сказал Эдварду Кондону и его Комитету: “Знаете ли вы, что мы проводим небольшое исследование? Мы нашли способ, как можно построить НЛО, который потенциально будет работать. Вы можете парить в магнитном поле Земли”. Я представил готовые проекты. Оказалось, это не сработало, поскольку представлялось непрактичным. К концу визита я решил написать профессору Кондону памятную записку, которую надлежащим образом одобрили. Я предложил ему разделить его команду на две части: часть верящих и часть не верящих, скептиков.  Профессор получил это письмо. Также я решил послать копию письма каждому члену Комитета.
Д.У.: (Смеется) Ха-ха-ха.
Б.В.: (Смеется) Он был так расстроен, что позвонил по телефону Джеймсу МакДональду и попытался уговорить меня уволить.
Д.У.: Не может быть!
Б.В.: Да. Я узнал об этом только через несколько месяцев, когда вице-президент признался в том, что ему пришлось иметь с этим дело. Конечно, Джеймсу МакДональду не понравилось, что какой-то университетский профессор указывает ему, как делать свою работу. Хотя перед отправления письма я добыл все требовавшиеся одобрительные подписи.
Д.У.: Не могли бы Вы просто… Для наших зрителей и читателей… Я уверен, что мы получим гневные комментарии, если не поговорим об этом. Объясните людям, кто такой Джеймс МакДональд?
Б.В.: Джеймс МакДональд был одним из ученых физиков атмосферы, который действительно копался в отдельных случаях, особенно тех, связанных с молниями и радарами. Он объединил их так эффективно, что свидетельствовал перед Конгрессом: в деле явно замешаны объекты. Итак, мы стали добрыми друзьями и коллегами. Я очень огорчился, узнав, что спустя несколько лет он покончил жизнь самоубийством. Но на самом деле, это было…
Д.У.: Как Вы думаете, это было самоубийство или нет? Я имею в виду то, что много раз такие парни совершают “самоубийство”.
Б.В.: Сейчас я пришел к выводу, что все возможно, исходя из, по-видимому, засекреченной работы, которую проделывает ЦРУ, по влиянию на людей, психотропных наркотиков и все такое. Но одна вещь говорит о том, что МакДональд действительно интересовался… Я знал его достаточно хорошо, чтобы однажды, когда я проезжал через Туксон по делам, я остановился, и он захотел встретиться со мной в аэропорту. Мы прошлись по всем свидетельствам, и он сказал: “Боб, думаю, я понял… Я, наконец, понял, как это работает”. Задним умом я пришел к выводу, что он обнаружил… Он нашел один из строго секретных документов, в котором говорилось, что мы полностью восстановили множество космических кораблей.
Д.У.: Хм.
Б.В.: В те дни это могло стать огромным откровением. Но этого он мне не сказал. Он просто заметил, что обнаружил происходящее. Это все, что я знаю. А потом я узнал, что он мертв.
К.Г.: Да, звучит подозрительно.
Д.У.: Потрясающе, что Вы с нами, и мы можем получить окно в историю проекта Синяя Книга и всего очевидного правительственного сокрытия. Итак, Вы получили такой же бюджет, что и Доклад Кондона, но Ваши находки, очевидно, не попали на тот же уровень в СМИ, достойный надлежащего освещения.
Научное изучение неопознанных летающих объектов 
Б.В.: Ну, на самом деле, причина в том, что МакДональд был… Он был очень настойчивым человеком. Он говорил: “Д-р Вуд, в результате всей проделанной работы Вы просто обязаны свидетельствовать перед Конгрессом”.
Д.У.: Правильно.
Б.В.: Он пытался организовать мое выступление в комитете Конгресса, и я даже получил приглашение. Я консультировался с руководством и говорил: “Смотрите, ко мне очень хорошо относятся. Я – исполнительный директор и продолжаю делать успешную карьеру. У меня есть возможность свидетельствовать перед Конгрессом”. Один из моих друзей, важных персон, заметил, что не помнит, чтобы знал кого-то, кто имел много добра от свидетельства перед Конгрессом. Ха-ха-ха. (Смеется)
Я много думал и решил этого не делать. Более того, почти одновременно мы потеряли программу MOL (Обитаемая Орбитальная Лаборатория) и были вынуждены заниматься исключительно программой баллистических ракет – защитной программой. У нас не было специалистов в области радаров. Кроме того, в ходе проекта мы знали, как быстро потратить деньги на четыре-пять разных аспектов, но не знали, насколько близки к получению какого-то ответа.  Поэтому все согласились с тем, что изучение НЛО следует прекратить, и покончили с ним в 1970 году.  
К.Г.: Да, в 1970 году.
Б.В.: Я связался со Стэном Фридманом  и попросил его никогда об этом не рассказывать. Мы собирались рассказать правительству о проделанной работе, но оказалось, что наше управление решило: “Нет, мы будем платить из наших прибылей. Мы не расскажем правительству обо всем, что сделали”. Так на следующие 10 лет я стал экспертом по радарам для баллистических ракет. Мне это тоже было интересно, поскольку давало доступ к сверхсекретным документам, в то время ЦРУ интенсивно изучало советскую программу защиты от баллистических ракет. Моя карьера шла вверх, потом мне поручили работать над космической станцией. Так и получилось, что следующие 10 лет я работал над космической станцией, что само по себе было забавно. Она и сейчас успешно летает.
К.Г.: Да.
Д.У.: Вы говорите о Международной Космической Станции, МКС?
Б.В.: Да-да-да.
Д.У.: Какова Ваша роль в строительстве МКС?
Б.В.: Моя роль – попытаться сделать ее дешевле, лучше, безопаснее и быстрее посредством использования продвинутой технологии. Оказывается, на самом деле мы пользовались низкой технологией, когда сделали станцию из алюминия.
К.Г.: Хм.
Б.В.: Он самый дешевый. Поэтому вопрос стоял так: сможем ли мы взять любой высоко сложный материал, который мне удалось создать, и получить выгоду, поместив его на МКС? Однако моя карьера была очень традиционной…
Д.У.: Верно. Верно.
Б.В.: … за исключением одной маленькой детали, когда я работал над программой НЛО.
Д.У.: Конечно.
Б.В.: Когда я вышел на пенсию… В процессе знакомства с засекреченным материалом в хранилище, я работал с парнем, который интересовался психикой. Он-то и познакомил меня с Расселом Таргом и Гарольдом “Хэлом” Путхоффом из Стэнфорда.
Д.У.: О, да!  
Б.В.: Мы посетили Стэнфорд, где для меня открылось ясновидение и…
Рассел Тарг и Гарольд “Хэл” Путхофф 
К.Г.: Научную лабораторию в Стэнфорде, где они…
Б.В.: Да. Верно.
К.Г.: … выполняли эту работу?
Б.В.: Да, где они выполняли эту работу.
К.Г.: Вот это да!
Б.В.: Это были 1980-е годы. По существу, мой энтузиаст-парень из хранилища говорил: “Почему бы нам не обратиться с предложением к Джеймсу МакДональду и не попытаться скоординировать работу с ясновидением, провести эксперимент?” Так мы и сделали. В ясновидении, выбирается цель, выбирается человек, и в нужное время человека просят описать цель, которую он никогда не видел.  
Д.У.: И какова же будет цель?
Б.В.: Скажем, корабль, тонущий в океане.
К.Г.: Или новый вид радара на корабле, который нам не удалось хорошенько рассмотреть.
Б.В.: Однако, в этом конкретном случае, одной из вещей, которые никогда не делались, было использование координат. Брались координаты широты и долготы и записывались на листке бумаги. Ясновидящего просили описать, что находится на данных координатах.
Д.У.: То есть, они выполняли интуитивную психическую работу?
Б.В.: Да, верно. Так мы и поступали. Оказалось, что не получив надлежащего совета от своих юристов, Джеймс МакДональд выделил на это $25.000. То, что он сделал, выяснилось позже. И ему сказали: “Никогда не поступай так снова!”
Д.У.: (Смеется)
Б.В.: Ну, это была лишь небольшая часть всего, что я делал. А затем я встретился с Хэлом Путхоффом. Он познакомил меня с фактом наличия людей, думавших о вещах психически. Я стал активистомОбщества Научных Исследований – группы университетских профессоров, стремящихся думать “вне коробки”. В любом случае, в 1993 году я вышел на пенсию, сделав, как я тогда думал, прекрасную успешную карьеру, начиная с ракет и кончая космической станцией, а в промежутках получая удовольствие от засекреченной работы.
Я бы не мог иметь лучшей карьеры. Затем, приблизительно в 1995 году, мой бывший друг Стэн Фридман, мой первый работник, позвонил и сказал: “Эй, я получил факс, который выглядит как засекреченный документ. Мне прислал его парень по имени Дон Берлинер, работающий в этой сфере. Документ называется Инопланетные сущности и технология, восстановление и использование. Не могли бы Вы попытаться подтвердить его подлинность?”

Сталкер


Администратор
Д.У.: Вот это да!
Б.В.: И я ответил: “Почему бы и нет. Все равно мне нечем заняться”. Ха-ха. Я встретился со Стэном, получил высококачественные копии данного документа – Справочника по Особым Операциям, 1-01, и восстановил его в мельчайших деталях. Затем я побеседовал с парнем из типографии и показал ему документ. Он его прочел. На документе стоял гриф “Совершенно секретно”, что было немного неловко, но…
К.Г.: Да. Подойти к нему и сказать: “Ох, между прочим, у меня в руках документ с грифом “Совершенно секретно”. Звучит как-то не очень. Удивляюсь, что парень вообще взял документ.
Б.В.: Не только взял, но и прочел. Затем он отложил листок и сказал: “Знаете, основываясь на содержании, я бы сказал, что это явный розыгрыш”.
К.Г.: Ах!
Д.У.: Исходя из содержания.
Б.В.: Да. Основываясь на… Однако затем парень продолжил: “Если всмотреться в детали шрифта, который использовался в то время, особенно важны хвостики у букв F и G. Кроме того, я заметил три чуть приподнятых буквы Z”. Я спросил, что это значит? Парень ответил: “Такое случается тогда, когда у вас есть мощный свинцовый печатный станок. Оказывается, что редко используемые буквы, такие как z, накапливают под собой грязь и не располагаются на уровне строки. Поэтому Вы можете читать документ и обнаруживать, что такие буквы располагаются чуть выше уровня строки. В данном документе я обнаружил три поднятых Z. Поэтому я знаю, что текст отпечатан на мощном свинцовом печатном станке, возможно где-то в 1954 году. Документ был явно отпечатан на одном из наших печатных станков, либо в подвале Пентагона, либо прямо в самом здании”.
К.Г.: Да, ведь парень достаточно хорошо знаком с печатанием, он знает, как располагаются слова на странице, как организуются данные и так далее.
Б.В.: Верно. Мой сын, который был знаком со Стэнтоном Фридманом с 15-тии лет, заинтересовался этим, и он и я стали партнерами. Мы выступили с докладом на встречах по НЛО в Коннектикуте. На одной из встреч нам сказали: “Вот это да! Мы впервые видим кого-то, способного давать аналитическую оценку и устанавливать аспект подлинности. Это здорово!” Тогда я объявил, что собираюсь заняться… оценивать подлинность документов. Тем временем, из-за стола вышел еще один человек, о котором слышал Стэн Фридман. Его звали Тимоти Купер, и он жил на Озере Большого Медведя.
Д.У.: О, да.
Б.В.: Никто и никогда не видел Тимоти Купера. Стэн спросил, не могу ли я увидеться с Купером, поскольку живу ближе к нему, чем он в Канаде. Я согласился. Я поехал встречаться с Тимоти Купером, и Тимоти… Он сказал, что наконец-то появился человек, обративший внимание на то, что у него имеются некоторые утекшие засекреченные документы, поскольку он основывался на них в своих трудах.
Вообще, история довольно длинная, но в итоге я занимаюсь тем, что хорошо известно в бизнесе – оценкой подлинности документов. Мне удалось сделать это сферой моей компетенции. Между прочим, устанавливать подлинность документов меня приглашал сам Джо Фермейдж.
Д.У.: Не может быть! Для тех, кто не знает, Джо Фермейдж – это парень, у которого очень много денег. Он появился в конце 1990-х годов и хотел финансировать исследования НЛО.
Джо Фермейдж 
Б.В.: Правильно.
Д.У.: То есть, Вы работали на него?
Б.В.: Ну, не хотелось бы говорить что-то, что было бы неуместно, но я думаю, что все произошедшее заслуживает огласки. Полагаю, Фермейдж услышал мое мнение о документах, подлинность которых я пытался установить. Итак, как гром среди ясного неба, он позвонил мне и сказал: “Привет, я Джо Фермейдж. У меня есть яхта в Ньюпорт Бич. Вы ведь живете в Ньюпорт Бич. Если я смогу установить подлинность имеющихся у Вас документов, не одолжите ли Вы их мне на время?” Я попросил время на размышления. Затем перезвонил ему… Он сказал: “Если Вы хотите проверить мою порядочность, поговорите с Гарольдом Путхоффом. Он меня знает”. Тогда я позвонил Хэлу и спросил, кто этот парень. Хэл ответил, что Джо очень хороший парень.
К.Г.: И не собирается красть документы, не так ли?
Б.В.: Да.
К.Г.: Такое часто происходит.
Б.В.: Дальше по ходу разговора Джо спросил мое мнение о документах. Я ответил, что не знаю, и, должно быть, они стоят миллионы. В любом случае мы встретились. Моя жена все время интересовалась, почему после выхода на пенсию я трачу все свое время на изучение НЛО. Я принял решение, пошел на встречу и Джо просмотрел документы. Он сказал: “Д-р Вуд, это именно то, что я хочу. Мне бы хотелось одолжить их, установить подлинность, и если они подлинные, я напечатаю для Вас 2000 копий на Ваших условиях. Затем Вы получите их назад”. Тогда я спросил: “Джо, таково Ваше предложение?” Он ответил: “О, нет. Я кое-что забыл”. Джо открыл портфель и вынул чек на $500.000, уже выписанный на мое имя.
Д.У.: О, Боже!
Б.В.: Я связался по телефону с сыном, и мы не нашли ни одной причины не принять предложение.
К.Г.: Да, от такого трудно отказаться. Да, без каких бы то ни было условий.
Д.У.: (Смеется)
Б.В.: Я примчался домой и показал жене чек. Она спросила, как прошла встреча. Я произнес: “Вот ответ”. Тогда она поинтересовалась, откуда я знаю, что это хорошо.
К.Г.: После этого она не возражала против Ваших занятий НЛО.
Б.В.: Еще бы. Все так и было.
Д.У.: (Смеется)
Б.В.: Итак, мы проверили чек. Оказалось, он был выписан именно на мой банк. Утром в понедельник я позвонил Джо и спросил, заинтересован ли он и дальше в этом деле. Он ответил “да”, и уточнил, что хочет, чтобы я это сделал, обналичил чек.
Д.У.: Вот это да!
Б.В.: Это оказалось очень эффективным. Джо выполнил все, что обещал. Распечатал, помог… поручил своей компании помочь в работе моему сыну и мне. Ему так понравилась идея в целом (секретность, страна и так далее), что он захотел сделать телевизионный документальный фильм под названиемСекрет. Мы взяли существенные ингредиенты нашей процедуры определения подлинности и пытались делиться ими в фильме.
Д.У.: В целях пояснения, это ведь не тот фильм Секрет, в котором демонстрируется, что вы можете просить вселенную дать вам столько денег, сколько вы хотите, и вселенная даст вам деньги?
Б.В.: Это совсем другой фильм. Он называется…
К.Г.: И другой секрет. (Смеется)
Д.У.: (Смеется)
Б.В.: Полное название фильма Секрет: Свидетельство того, что мы не одиноки.
Д.У.: Хорошо. Итак, как Вы узнали о работе Кори Гуда? Давайте немного отвлечемся. Услышали в Интернете? Как Вы узнали о том, что он говорит?
Б.В.: Ну, на самом деле, я ничего не слышал о Кори еще год назад. Причина в том… это связано с Биллом Томпкинсом. Я встретился с Биллом Томпкинсом в 2009 году. Он рассказал, что вот уже 10 лет пытается написать свою автобиографию. Он связывался с несколькими разными издателями и писателями, но им никогда не удавалось сжать информацию в нечто вроде книги. Билл поинтересовался, не мог ли бы я попытаться это сделать. Итак, мы начали знакомиться с материалом, и я прошел через процесс превращения слов Билла в книгу. И это не был рутинный процесс.
Д.У.: Еще бы!
Б.В.: Как только книга Выбранный инопланетянами была опубликована, оказалось, что Майкл Салла, широко известный исследователь и автор, только что издал книгу о ТКП. Он сказал, что хотел бы взять интервью у Билла Томпкинса и спросил, не мог бы я познакомить его с Биллом. Прежде, чем сделать это, я решил узнать побольше о Салла. Хотя я уже несколько лет знал о нем, я не читал его последней книги. Поэтому я купил его книгу Тайная Космическая Программа. И именно в ней я впервые увидел Ваше имя, Кори.
К.Г.: Так мы заочно познакомились.
Б.В.: Да. Я прочитал книгу и сказал самому себе: “В этом что-то есть, больше, чем я думал”. Я никогда не представлял, что ТКП могла существовать. Затем, когда я начал думать о том, что мне показывал Билл, а именно изображения километрового космического корабля, которые он нарисовал в 1954 году, и который, возможно, послужил началом программы ВМФ, впоследствии ставшей группой Солнечный Хранитель, одной из нескольких потенциальных космических программ, я понял, что такое вполне возможно. Просто в прошлом году мой разум вдруг смог принять идею реальности ТКП.
Если я узнаю об этом только сейчас, а не, скажем, пять лет назад, тогда правительство держит эту и другие подобные темы на невероятном уровне секретности. Немыслимо, чтобы люди… Если бы в 1945 году вы попытались рассказать кому-то, что у нацистов есть космическая база на обратной стороне Луны, вас сочли бы сумасшедшим.
Д.У.: (Смеется)
Б.В.: Я решил попробовать следующую технику. Если мне удастся убедить вас в том, что у нацистов была космическая база на Луне еще в 1945 году, поверите ли вы всему остальному, что я расскажу? (Смеется)
Д.У.: (Смеется) Кори, Боб принес с собой распечатку, с высоким разрешением, ту схему, на которой Томпкинс изобразил один из космических кораблей, над которым работал.
К.Г.: Схему одного из сигарообразных космических кораблей?
 
Д.У.: Да, сигарообразный корабль, состоящий из модулей. Множество небольших блоков соединяются и образуют корабль. Что Вы чувствуете. Когда видите это?
К.Г.: Ну, на самом деле, я… Перед тем, как увидеть это, я работал с художником, пытаясь изобразить один из таких кораблей. Они очень похожи.
Б.В.: Неужели?
К.Г.: Очень похожи. Состоят из множества модулей. Все… Вся середина корабля… Переборки могут располагаться очень близко или их можно раздвигать для создания модулей-комнат, в которых проводятся исследования. То есть, использовалось многое из того, что сконструировал Томпкинс.
Б.В.: Меня очень волнует тот факт, что все, что рассказывает Томпкинс, мне удалось подтвердить, все верно. Я знал всех тех людей, которых знал он.
К.Г.: Его документация просто невероятна. Ошеломляюща. Я сказал “невероятна”, но имел в виду “абсолютно вероятна”. И Вы ее подтвердили.
Б.В.: Ну, например, то, что он работал в мозговом центре (Томпкинс оперирует словами “мозговой центр” вместо “хранилища”) с Лемперером и Витоном. Время от времени им звонили из ВМФ. Изредка Биллу звонил Бобби Рэй Инман.
Бобби Рэй Инман 
Д.У.: Вот это да!
Б.В.: Я пытался выяснить, сколько лет было будущему адмиралу в то время, когда он только начинал свою карьеру, может быть, лейтенантом или кем-то еще. Именно Инман говорил группе Томпкинса, что делать дальше. Это можно сопоставить с фактом, что километровый космический корабль очень напоминает тот, что ВМФ построил позже. Также это увязывается с тем, что ВМФ активно включился в процесс.
Также меня волнует разнообразие вещей, над которыми работал Томпкинс в компании TWR. Он рассказывал, что ему дали зеленый свет смотреть на все, что его интересует во всем мире. Знаете ли вы, как на самом деле строились пирамиды? Как сделать так, чтобы люди жили вечно, ну, как обычно жили египетские фараоны? Как это сделать? Чтобы вообще не было никаких ограничений. Как работают НЛО? И, конечно, большинство людей удивятся тому, что, по непосредственному свидетельству Томпкинса, Корпорация RAND была специально создана компанией Дуглас для изучения проблемы инопланетян.
Д.У.: Ох, вот это да!
К.Г.: Да, колоссально.
Б.В.: Верно. Мои комментарии по поводу RAND… Полагаю, с тех пор они далеко ушли от изначальной цели. Когда они начинали, были наняты две группы. Руководство решило иметь группу людей, которым были предоставлены реальные данные, обретенные ВМФ после Битвы за Лос-Анджелес. В другую группу входили ученые-скептики, желающие задаваться вопросами о разумной жизни. Как это сделать?
Оказалось, что дядя моей первой жены работал в Корпорации RAND, был служащим второй группы. Мы много разговаривали, он был классическим физиком-скептиком. Он пытался доказать, что вы не можете двигаться быстрее, чем скорость света. Ничего не произойдет. А сейчас Билл Томпкинс утверждает, что была вторая часть RAND, изучавшая реальные данные. Дядя не знал ничего о том, чем занималась вторая часть Корпорации. Он знал только то, чем занимался в “хранилище”. Все, что он делал в “хранилище”, основывалось на том, что ему говорили. Он никогда не говорил, что видел какие-либо восстановленные части.
Д.У.: Мне любопытен выбор времени для выхода Томпкинса вперед. Я имею в виду, да, Вы утверждаете, что он работал над книгой 10 лет. Но у нас есть Кори, которому передали информацию о том, что вскоре вперед выйдут многие инсайдеры, которые подтвердят его слова. Мне действительно любопытно, что Вы думаете о… Вы утверждаете, что в книгу Томпкинса не вмешивались разведывательные службы и все такое. Насколько Вы знаете, Вас уполномочили говорить все, что Вы хотите? Вам позволили выйти вперед именно таким образом?
Б.В.: Мне? Да. Мне позволили говорить все, что я хочу сказать. Единственный риск, с которым я сталкивался, таков: мне не хотелось говорить ничего, что могло бы спровоцировать иск о клевете или нечто подобное.
Д.У.: Конечно.
Б.В.: Но все остальное… Мы совершенно…
К.Г.: Уверен, что были и другие засекреченные вещи, над которыми Вы работали. Вам не запрещали о них говорить?
Б.В.: Единственная засекреченная вещь, над которой я работал, не такая уж волнующая. Знаете, поскольку мы были экспертами в сфере баллистических ракет, подчиненная мне группа хорошо знала советские баллистические ракеты. Я изучал именно эту сферу: как Советы защищаются от наших ракет. Подумаешь, велика важность! Вам следовало ожидать, что и у русских имеется подобная программа. Она тоже засекречена, все детали, и не факт, что их идеи лучше, чем наши. Тем не менее, все должно быть засекречено. (Смеется)
Д.У.: Ну, мы беседовали и с Томпкинсом, и, возможно, это Вас немного смутит… Томпкинс сказал, что он все еще имеет допуск.
Б.В.: Меня немного смущает то, почему Билл не рассказал мне 100% всего, что знает. Он не показал… Представляется, его приглашали на ежегодную Западную Конференцию ВМФ, с допуском в те аудитории, в которых ему не полагалось быть. То же самое происходило и в этом году. Кто-то определил, что даже в его возрасте он может рассказывать о том, о чем больше никто не знает. Он попал в комнату, где видел информацию о группе Солнечный Хранитель.
Д.У.: Да что Вы!
Б.В.: Да.
Д.У.: На одной из секретных встреч?
Б.В.: Последней. Там не было никого, кроме подрядчиков.
Д.У.: Знаете ли Вы, что Кори работал в группе Солнечный Хранитель?
Б.В.: Да. Я это допускаю.
К.Г.: Да. Это был проект 1980-х годов.
Б.В.: Кори, были ли Вы связаны с подрядчиками в рамках программы?
К.Г.: Нет. Это были гражданские служащие. Их называли “яйцеголовыми”, ученых, инженеров и все такое. Никогда не обсуждалось, на кого они работали, работали ли они на корпорацию или были просто завербованы.
Б.В.: Понятно.
К.Г.: Поэтому я не знаю, работали ли они в рамках защитных…
Б.В.: Ваше задание не предлагало много информации о структуре управления.
К.Г.: Конечно. Обычно вы не знали даже о том, чем занимается тот, кто работает рядом с вами. Конечно, вы узнавали кое-что о своих коллегах, но информация о руководящей структуре никогда широко не циркулировала.
Б.В.: Все так.
Д.У.: Если Томпкинс все еще посещает такие встречи и имеет допуск, считаете ли Вы…
Б.В.: Я не думаю, что ему сообщают что-то конкретное на регулярной основе. Он утверждает, что Уэбстер уполномочил его рассказывать все. Полагаю, об этом говорится на задней обложке книги.
Д.У.: Ах. И кто такой этот Уэбстер?
Б.В.: Адмирал, с которым Томпкинс знаком лично. Возможно, он жил в Аризоне. Адмирал в отставке. Он разрешил Томпкинсу рассказать все. Вот почему Томпкинс чувствует себя так уверенно.
Д.У.: Хотелось бы задать короткий вопрос. Что Вы чувствуете, столкнувшись со свидетельством Кори и увидев так много совпадений с тем, что Вы узнали от Томпкинса за предыдущие семь лет? Ваши ощущения?
Б.В.: Я пришел к выводу, что, по-видимому, Ваше участие является результатом того, что начал Томпкинс. Но Билл никогда и никоим образом не вдавался в детали. Я разговаривал с ним сегодня, но не задавал ему этот вопрос. Не думаю, что он вообще что-то знает о космической программе ВМФ.
Д.У.: Хорошо. Время нашего интервью исчерпано. Надеюсь, оно вам понравилось. Это ценное окно в историю уфологии. С нами находится тот, кто пребывает на передовых рубежах борьбы за Полное Раскрытие. Надеюсь, мы его получим, и наше шоу – часть процесса. Благодарю за внимание!

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения