.


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Dar-Veter

Dar-Veter
Редактор "ПкИ"
Вторник, 7 апреля 2020 года


Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_1


Э.С.
: Сегодня в программе Космическое Раскрытие мы будем рассказывать о межгалактической космической станции, расположенной возле Юпитера. Рэнди, добро пожаловать на программу.
Р.К.: Спасибо за приглашение, Эмери.
Э.С.: Вы поделились с нами тем, что возле Юпитера имеется межгалактическая космическая станция. Не могли бы Вы рассказать о ней больше?

Р.К.: О, это одно из моих самых любимых мест, в которых я когда-либо бывал. За строительство, техническое обслуживание и функционирование станции, так же, как и за другие подобные станции по всей галактике, отвечает некий вид комиссии по межгалактической торговле. По существу, станция – это место встреч на нейтральной территории. Любая группа, любые виды существ, любые военные и дипломатические представители, желающие встретиться с кем-то еще откуда-то еще, могут приходить туда. Переговоры проходят в абсолютно спокойном безопасном месте, где никогда не происходит ничего странного или необычного. Я был…
Э.С.: Что-то вроде нейтральной зоны?
Р.К.: Да.Часто меня… Причина, по которой меня привлекали к подобным миссиям в том, что когда я летал на Наутилусе, я часто оказывался единственным летчиком, обладающим опытом военных действий в пехоте. Посольские команды формировались на основе дипломатических корпусов. Они хотели иметь с собой солдата просто на всякий случай. Мой боевой опыт так никогда и не пригодился, поскольку это былаполностью нейтральная зона.
Но Вы ведь знаете, какие мы. Мы впадаем в паранойю, и нам нравится иметь кого-то с боевым опытом на случай, а вдруг что-то произойдет. В общем, меня брали с собой с абсолютно ненужной целью. В основном, моя роль сводилась к тому, что я просто сидел на переговорах. Само главное помещение… Посмотрим, смогу ли я описать его.

Э.С.: Станция находится в космосе или на планете?
Р.К.: Ох, она вращается на орбите вокруг Юпитера. То есть, находится на определенном расстоянии. Юпитер представляет собой очень большую планету. Цель в том, чтобы космическая станция находилась на устойчивой орбите, но не подвергалась гравитационному притяжению. Поскольку, повторяю, Юпитер – очень большое небесное тело, он обладает сильным гравитационным притяжением. Станция многоуровневая.

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_2


Верхний уровень занимает гигантская стеклянная комната, почти 1,6 км в диаметре, с окнами от пола до потолка, высотой свыше 24 м.

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_3


Я называю их окнами, хотя не уверен в том, что они сделаны из кремниевого стекла. Возможно, это некий вид поликарбоната или чего-то подобного. Их них открывается потрясающий вид на Юпитер. Фотографии – это совсем не то. А вот возможность видеть все лично, это что-то с чем-то.
Э.С.: Насколько вид отличается о того, что нам предлагают телевидение и СМИ?
Р.К.: Цвета богаче. Это лучшее, что я могу сказать. Это все равно, что смотреть на фотографию и саму натуру. Натура намного выразительнее и ярче. Цвета намного четче. Вы можете уловить намного больше деталей, чем на фотографии, какими бы потрясающими ни были снимки. Личный опыт впечатляет намного больше, чем любые фотографии.

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_3


Э.С.
: Что там внутри? Станция цельная, бесшовная? Никаких торцов? Изогнутая?
Р.К.: Это круглое помещение, то есть, полностью искривленное. Интерьер помещения… На мой взгляд оно представляет собой гигантскую плоскую комнату, гигантское открытое пространство. В нем присутствуют устойчивые световые голограммы, способные создавать так называемые “условия для переговоров”. Последние могут быть настолько простыми, что представлять собой стол с креслами по всем сторонам.
В зависимости от конкретных условий, требующихся кое-каким видам, вы можете иметь стол с креслами по одну сторону, а по другую сторону стола может располагаться большой куб с разным газообразным или даже жидким содержимым, пригодным для жизни самых разнообразных видов. Существа приходят в экологических костюмах. Иногда они телепортируются. Экологические костюмы поддерживают богатое содержание кислорода, поскольку оказывается, что многие виды дышат кислородом. Конечно, это не универсально, но таких видов очень много.
Как я уже говорил, с помощью устойчивых голограмм во всем помещении создаются условия для переговоров. Знаете, я никогда не оказывался в этом помещении, когда в любое данное время в нем не проходило бы меньше нескольких сотен переговоров одновременно. Помните, что диаметр помещения составляет 1,6 км. Оно огромное. В нем самые низкорослые виды, которых я когда-либо видел, ведут переговоры с кем-то… Рост самых высоких видов составляет 18-20 м.

Э.С.: Как выглядят существа?
Р.К.: Гуманоиды. Мне говорили, что практически все они генетически сочетаются с нашей собственной человеческой биологической генетической структурой, за исключением того, что их планеты намного больше, отсюда и другой масштаб. Каким-то образом прослеживается генетическая связь. Насколько меня проинформировали, такое может происходить по двум причинам.
Первая, наличие общего биологического предка или общего биологического манипулятора видами. Мы ведь знаем, что имеются продвинутые виды, занимающиеся манипулированием планетами и генетикой видов по всей вселенной. Они все время оставляют после себя какие-то следы.
Вторая, оказывается, что по какой-то неизвестной причине вселенная тиражирует успех. Поэтому возможно найти биологические виды на планете, расположенной на другом конце галактики или даже в другой галактике, которые тесно увязываются между собой, но не имеют общего предка. Наши самые лучшие ученые пришли к выводу, что подобное может происходить потому, что природа повсюду тиражирует успешные паттерны. Природа решила: “Ну, здесь имеется успешный паттерн, а не перенести ли его для развития куда-то еще?”
Я не уверен, связано ли это с морфогенетическими полями или с чем-то другим. Это не моя сфера компетенции.

Э.С.: На своем опыте я заметил, что большинство существ имеют вид пятиконечной звезды – две руки, две ноги и голова. Хотя, конечно, по внешнему виду расы сильно отличаются друг от друга. Заметили ли Вы, ну, хотя бы на примере высоких существ ростом 18 м, что здесь на Земле наши расы сильно отличаются. Мы выглядим совсем по-другому. Наблюдали ли Вы подобное разнообразие на космической станции?
Р.К.: Безусловно, невероятное разнообразие. Конечно, в большинстве случаев вы определенно видите биологическое выражение в виде двух рук, двух ног, но даже в этом присутствует многообразие. Все зависит от условий окружающей среды и от того, кто имел дело с генетикой видов. Ясно одно: кое-какие прародительские виды, создававшие людей, руководствовались программой по созданию определенных сходных черт – две руки, две ноги и так далее.

Э.С.: Понятно. Как насчет самой космической станции? Кто построил ее? И зачем?
Р.К.: Станция была построена неким видом межгалактической коммерческой ассоциации. Я не уверен в том, каков девиз этой организации, но за все отвечает именно она. По существу, станция строилась в целях создания условий для позитивной коммерции в пределах известной вселенной. Подобные станции существуют везде, где только возможно. Они предоставляют видам возможность встречаться и вести переговоры на благо торговых потоков в галактике и известной вселенной.

Э.С.: Когда была построена станция? Кто управляет ею? Люди?
Р.К.: Ох, станция управляется консорциумом инопланетян, коммерческой ассоциацией.Полагаю, она была построена в 1979-1980-х годах.
Э.С.: Помогали ли в строительстве наши люди с Земли?
Р.К.: Думаю, инопланетяне могли нанимать кое-каких подрядчиков, и какие-то виды работ вполне могли выполняться нами. Те, с которыми мы знакомы. Хотя, по большей части, такие станции строятся где-то еще, а потом либо буксируются в нужное место, либо перебрасываются через прыжковые врата.
Э.С.: Кто из строителей находится на борту? Люди? Инопланетяне? Откуда они?
Р.К.: Консорциум инопланетян отовсюду. Я понимаю так: коммерческий комитет или нечто подобное. В нем представлены сотни и сотни видов, участвующие в процессе создания наилучшей окружающей среды для каждого желающего заниматься коммерцией.

Э.С.: Как Вы думаете, почему станция размещается возле Юпитера? Почему не где-то еще?
Р.К.: Я спрашивал кое-кого об этом. Мне ответили, что такое расположение – это самый легкийи удобный ориентир. Если вы объясняете кому-то, как добраться до космической станции в системе Сол, вы говорите: “О, да, в середине находится большой мертвый газовый гигант, так вот станция находится рядом с ним”. Это просто самый большой ориентир, на который можно указать.
Э.С.: Здесь это самая большая планета. Встретимся там.
Р.К.: Верно. Самый крупный ориентир.
Э.С.: Как Вы добирались до станции? На космическом корабле? Или пользовались червоточиной? Как это работает?
Р.К.: Все происходило тогда, когда я летал на Наутилусе.

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_4


Команды из дипломатического корпуса поднимались на борт Наутилуса. На космическом корабле мы прибывали и останавливались на безопасном расстоянии от станции. Обычно такое расстояние составляло всего пару километров. Затем мы перебирались в челнок, приземлялись. А после завершения миссии возвращались обратно. Конечно, имелась и система прыжковых врат, но в подобной технологии было нечто, чем пользовались они, а мы предпочитали челнок вместо того, чтобы пользоваться их технологией прыжковых врат. Почему? В этом я не уверен.
Э.С.: Когда вы приближаетесь к этой гигантской космической станции, как она выглядит? Каковы реальные… Мы уже немного обговаривали размеры. Как бы она выглядела для кого-то здесь на Земле? Привычно?
Р.К.: И да, и нет. Определенно, такая форма свойственна научной фантастике. Станция не белая, не серебряная, и не блестящая металлическая.

Космическое Раскрытие – 9: Межгалактическая космическая станция возле Юпитер. Интервью Эмери Смита с Рэнди Крамером 549_5


На самом деле, она выполнена в красных и оранжевых тонах. Внешне она выглядит окрашенной. Имеются ходовые огни. По мере приближения, станция выглядит довольно привлекательно. Вы говорите: “Ох, как она красива”. Да, вы даже могли бы засмотреться, оценивая эстетические качества.   
Э.С.: Какова точная форма станции?
Р.К.: Она напоминает гигантский колокол. Верхняя часть выполнена в виде купола, множество сигнальных огней. Плоская нижняя часть. В общем, форма похожа на гигантский колокол.
Э.С.: Как там работает гравитация? Вы знаете?
Р.К.: Имеется свое собственное искусственное гравитационное покрытие, регулируемое. Как будет регулироваться гравитационное покрытие для создания условий для переговоров, будет зависеть от того, откуда прибывают виды существ и каков их комфортный уровень гравитации.

Э.С.: То есть, Вы хотите сказать, что каждый вид имеет свою плотность, свою окружающую среду, и точно такие же условия формируются вокруг них?
Р.К.: Да, создается окружающая среда, подходящая для каждого отдельного вида существ. Хотя имеет место и то, что кое-какие виды приходят в своих собственных экологических костюмах. Вы можете сидеть за столом с кем-то, кто одет в экологический костюм, внутри которого поддерживается газообразная или жидкая окружающая среда, характерная для этого конкретного вида.  

Э.С.: Как на станции передвигаются виды существ, обитающие в жидкой окружающей среде? Куда бы они не пошли, их окружает силовое поле, и они заключены в нем как в капсуле?
Р.К.: По-разному. Чаще всего в подобных ситуациях сначала создаются условия для переговоров. Затем, из своей окружающей среды, через прыжковые врата, виды существ попадают прямо в условия для переговоров. Для каждого водного вида создается своя собственная окружающая среда. При наличии технологии прыжковых врат… Когда вы переходите из одной устойчивой водной окружающей среда в другую устойчивую водную окружающую среду, это не то, что вода переливается в другой конец, из одной среды в другую.

Э.С.: При посещении станции Вы пользуетесь какой-то специальной одеждой? Или ходите в своей обычной одежде?
Р.К.: Никакой специальной одежды, обычная стандартная униформа. Время от времени происходили встречи, носящие больше церемониальный дипломатический характер, например, подписание договора или что-то еще, тогда нам предписывалось ношение парадной формы. Но в большинстве случаев мы носили стандартную униформу.
Э.С.: Было ли на станции специальное место для еды? Пожалуйста, расскажите о кафетерии.
Р.К.: Нет, никакой еды. Это довольно интересно, поскольку связано с многообразием привычек питания разных видов. Вы никогда не знаете, не обидите ли вы кого-то тем, что едите. Вы можете питаться чем-то, кого они считают своим другом, родственником или чем-то в этом роде. Поэтому может возникнуть очень неловкая ситуация. В общем, никакой пищи. А вот напитки имеются. Обычно это вода и/или преимущественно фруктовые напитки. Никаких алкогольных напитков. Никаких опьяняющих веществ. Просто вода и фруктовые соки.

Э.С.: Какой величины стаканы для гигантов?
Р.К.: Я видел, как гигант пил что-то из чего-то размером с урну для мусора. Он обхватил емкость рукой и пил из нее. Честно говоря, это выглядело немного нереально. Я никогда не видел, чтобы кто-то пил что-то из емкости таких размеров. Просто держа ее в одной руке.
Э.С.: Как администрация поддерживает станцию? Имеется ли нечто вроде ремонтной бригады? Кто убирает мусор, когда гигант бросает урну с черничным соком?
Р.К.: Бригада уборщиков – роботы. Имеются небольшие роботы, занимающиеся уборкой. По-видимому, есть штат, заботящийся о роботах. Мы никогда никого не видели. Полагаю, все работы подобного рода велись тогда, когда в помещении никого не было, либо когда никто не мог видеть.  

Э.С.: Насколько продвинутыми были роботы, деятельность которых Вы наблюдали?
Р.К.: Большинство просто катились по полу и подбирали мусор. Всасывали его как пылесос. Или появлялись небольшие руки, хватали мусор и помещали его в емкость, находящуюся наверху. В общем, роботы представляли собой небольших функциональных очистителей. Хотел бы я иметь такого у себя в доме.
Э.С.: Имеется ли на станции система профиля безопасности, через которую Вам требовалось проходить? Досмотр багажа или нечто подобное? Позволялось ли приносить с собой домашних питомцев? Чемоданы? Возможно ли пребывание на станции? Или все ограничивалось временем проведения переговоров?
Р.К.: Мы находились на станции только в период самой встречи. Челнок приближается, швартуется в специальном отсеке для челноков, а затем каждый член делегации проходит через специальную камеру. Двери с обоих концов закрываются, содержимое камеры подвергается ультрафиолетовому облучению и происходит что-то еще. Несколько секунд покалывает кожу. Потом открывается дверь с другого конца, и вам позволяется зайти вовнутрь. Такому очищающему сканированию подвергаются все, чтобы убедиться, что вы не приносите с собой оружие, контрабанду, вредные бактерии, вирусы и все такое.

Э.С.: Имеется ли станции своя полиция, силы безопасности?
Р.К.: Есть силы безопасности. Но повторяю, это окружающая среда, в которой каждый стремиться быть приятным и играть по-честному. Никто не хочет лишаться возможности находиться там и вести переговоры. Поэтому каждый ведет себя прилично.
Э.С.: Вы когда-нибудь слышали о том, что на станцию кто-то нападал?
Р.К.: Никогда.
Э.С.: Как Вы двигались по диаметру размером 1,6 км? Был ли какой-то транспорт?  Вас сопровождали?
Р.К.: Вы могли получить сопровождение, но обычно все передвигались сами и пешком. Иногда небольшая линия на полу могла указывать на то, куда именно вы идете. Иногда вас сопровождали. Но никогда не возникало ситуации, когда кто-нибудь не наблюдал за всем, что вы делаете. Будь-то камера, сканнер или что-то еще. Вы всегда пребываете под наблюдением. Кто-то сопровождает вас лично или просто предлагает следовать, скажем, желтой линии. В общем, за вами всегда наблюдают.

Э.С.: Когда вы находитесь на космической станции, отслеживаются ли ваши жизненно важные показатели, частота колебаний вашей ДНК?
Р.К.: Я точно знаю, что наши люди на космическом корабле полностью отслеживают каждого. Нас обеспечивали специальными наушниками, чтобы люди на корабле могли говорить с нами, если возникала такая необходимость. Они отслеживают ваши важные жизненные показатели, окружающую атмосферу и другие виды существ. Поэтому мы всегда держим глаза открытыми.
Э.С.: Разные виды существ… Вы упоминали один вид больших и один вид маленьких. Встречались ли другие виды, которые запечатлелись в Вашем уме и которых Вы считали потрясающими? Пребывали ли они в своей собственной особой атмосфере, которую Вы не привыкли видеть? Например, в неком виде плазменного поля?

Р.К.:  Я помню очень интересный разговор с видами-амфибиями. Их физическая внешность… Пролагаю, они развились из некоего вида водных лягушек, в противоположность древесным лягушкам. Я встречал виды, развившиеся из древесных лягушек, которые отличались от развившихся из водных лягушек. Я абсолютно уверен в том, что те существа произошли от водной лягушки, поскольку они носили экологический костюм, заполненный водой.
Смотрите, вы сидите за столом, напротив вас находится существо в экологическом космическом костюме. Вместо воздуха, костюм заполнен жидкой окружающей средой. Они общаются посредством системы, связанной с переводчиком, который занимается двусторонним переводом. Так вот, это и было одним из тех сюрреалистических событий, которые Вы просили вспомнить. Просто представьте человека-лягушку в экологическом костюме, заполненном водой. Он мог бы находиться в воздушной окружающей среде, кислородной окружающее среде. Это совсем не похоже на ношение водолазного костюма. Мне это было очень интересно.

Э.С.: Здорово. Конечно, как Вы знаете, в проектах у нас были специальные экологические камеры, в которых пребывали водные существа. Будь-то люди-дельфины, люди-лягушки или, возможно, приходившие из места, заполненного горячей расплавленной лавой. Мне было очень интересно наблюдать, как они ходят среди нас, пользуясь личными “атмосферными костюмами”. Кажется, так мы называли такие костюмы в те времена?
Скажите, с какими еще проблемами Вы сталкивались, пребывая на космической станции?
Р.К.: Проблема №1 пребывания на станции такова: система распознавания образов в вашем мозге пытается угнаться за всеми паттернами, на которые вы смотрите. Попытаюсь объяснить. Здесь на планете Земля, когда вы смотрите на другие человеческие существа, даже не смотря на то, что каждое обладает своей собственной уникальной внешностью, вы все еще смотрите на людей, имеющих одинаковое тело. Две руки, две ноги, два глаза, сходное распознавание образов структуры лица. То есть, распознавание образов не требует дополнительной работы, поскольку сама система рассматривает все посредством паттерна, к которому привыкла.
Когда вы оказываетесь в помещении, в котором находятся десятки или даже сотни других видов существ, система распознавания образом в мозге перегружается и работает как бы сверхурочно. Каждый раз, когда вы видите что-то другое, ваш мозг пытается расшифровать увиденное, основываясь на распознавании образов. Напряжение может вызывать мигрени, головные боли, головокружения и затуманенное зрение.
Бывают случаи, когда вы можете смотреть на кого-то и не можете видеть его четко, поскольку ваш мозг буквально перегружается в попытке распознать все в паттерне. Он не в состоянии расшифровать паттерн надлежащим образом. Поэтому вы будете видеть лишь затуманенный облик того, кто к вам подходит.

Или происходит нечто еще более странное. Со мной такое случалось один раз или дважды. Мозг просто скажет: “Знаете что? Я даже не могу пытаться это расшифровать. Поэтому я намерен вытащить что-то из банка памяти и спроецировать это что-то здесь”. Проекция и будет тем, что вы увидите.
Был один случай, когда какая-то дипломатическая группа проходила мимо стола, за которым мы сидели. Помню, как я повернулся, и мои глаза расширились до величины блюдца. Рядом со мной сидел полковник. Он спросил: “Что ты видел? Нет, нет и нет, ты не видел того, на что смотрел. Что ты видел?” Я чувствовал себя Страшилой из книги Волшебник изумрудного города. Полковник засмеялся и сказал: “А я иногда вижу Мухаммеда Али или свою тетю Тилли. Если твой мозг не в состоянии чего-то постичь, он просто будет вводить в заблуждение. Будет вытаскивать нечто и проецировать это изображение на то, на что ты смотришь”.
Возможно, это и есть самая большая проблема. Иногда мы прибывали на космическую станцию, останавливались возле входа в помещение и садились на… Знаете, там были мягкие скамейки. Мы садились на них и ждали, пока наш мозг и наши глаза не приспосабливались. Знаете, некая комбинация сидения, наблюдения и сканирования помещения до тех пор, пока кружится голова. Затем вы смотрите в пол до тех пор, пока голова не перестает кружиться. Потом вы еще раз оглядываетесь вокруг, пока голова снова не начинает кружиться. А дальше опять смотрите в пол, пока она не перестает кружиться.
Через 15-20 минут вы оказываетесь в состоянии, когда можете встать и куда-то идти, не ощущая ужасной головной боли. Также вы учитесь просто не смотреть по сторонам. Поскольку чем больше вы глазеете вокруг, тем большему стрессу подвергается система распознавания образов в вашем мозге. Я могу вспоминать отдельные события и виды существ, но всегда признаю, что, возможно, они просто вытянуты из головы и остается множество расплывчатых пятен.
Это мой мозг говорит: “Да, я не уверен в том, что вытаскивать, и что потом с этим делать”. Вот почему, возможно, самая большая проблема в том, что паттерн распознавания образов в вашем мозге сильно перегружается и почти не способен обрабатывать разные формы, которые пытается постичь.

Э.С.: В проектах у меня был совсем небольшой опыт в этом. Нас всегда информировали прежде, чем мы встречались с любым новым видом инопланетян. “Вот их изображение. Вот видеоролик. Вот какие они. Вот как они выглядят. Будьте готовы”. Также нам рассказывали об обычаях, стоявших за тем, как на них не смотреть, как не улыбаться. Потому что каждый вид обладал разными… Конечно, они не говорили. Общение было телепатическим и посредством мимики лица.
Когда вы смотрите в лицо кому-то, кого никогда не видели раньше, трудно судить о том, что он чувствует. Поэтому через это просто приходилось проходить. Получали ли Вы какую-нибудь информацию прежде, чем встречаться с разными видами существ? Рассказывали ли Вам об их обычаях и традициях? Что говорить, а что нет? О чем думать, а о чем нет? Как прятать свои мысли? Давайте поговорим об этом.
Р.К.: К счастью или несчастью, возможно, к несчастью, мне никогда не предоставляли такой полезной информации. Обычно все происходило так. Я сидел в челноке, входил в состав вооруженного конвоя. Я спрашивал: “Чем мы занимаемся сегодня”? Посол отвечал: “Тем-то и тем-то”. Далее на протяжении всей поездки в челноке он рассказывал… У него было нечто вроде планшета, который он мог вытаскивать, показывать изображения и все такое. “Не здоровайтесь за руки, здоровайтесь только левой рукой, ни в коем случае правой. Когда вы встретитесь в первый раз, посмотрите в глаза, а потом, когда кто-то обращается к вам, ни в коем случае не смотрите в глаза, поскольку это жест вызова”. 
Конечно, нужно было знать многое. Поэтому кое-что мне рассказывали. Во всяком случае, я никогда не попадал впросак. Бывали моменты, когда меня обуревало желание что-нибудь напортачить, но я всегда сдерживал себя. Конечно, было очень интересно наблюдать разные обычаи и традиции, иногда они походили на наши.Были удивительно схожи, а иногда отличались на 180°. В других случаях они не шли ни в какое сравнение с нашими.
В кое-каких случаях переговоры носили самый странный характер, поскольку приходилось следовать весьма необычным правилам. Также существовали протоколы. Обычно вы не можете расхаживать по помещению и заводить разговоры типа “как дела”. Иликак-то общаться с кем-то, мимо кого вы проходите. На все свои протоколы. Имели место несколько случаев, когда мы сидели за столом и вели переговоры, а кто-то из находившихся поблизости был явно заинтересован в точно таких же переговорах. Кто-то проходил мимо, перекидывался парой слов, а затем удалялся. Но такое случалось крайне редко.

Э.С.: Вы когда-нибудь видели некий вид устройств или технологий, соответствующих чему-либо, что мы видим здесь на планете Земля?
Р.К.: Вот кое-что интересное. Я с кем-то разговаривал, и мой собеседник полез за чем-то в карман. Ростом он был “немного” выше меня, подумаешь, всего каких-то 8 м. Так вот, собеседник вытащил из кармана что-то, что сначала выглядело как игральная карта. Он держал ее близко от меня, очень близко. Когда я посмотрел на нее, я подумал, что вижу фигурную карту. Потом я осознал: “Ох, это же не фигурная карта. Это человек. Движущийся человек”.
Оказалось, что собеседник показывал мне телекоммуникационный экран так, чтобы я мог вести разговор с тем человеком. Он просто вытащил экран и протянул его мне. В общем, устройство было толщиной сантиметров 5 и длиной 15 см. Это была одна из самых потрясающих вещей, которые я когда-либо видел. Представьте, человек на экране находился на другом конце галактики. Но, каким-то образом, им удается устанавливать аудио и видео связь посредством крошечного маленького устройства, которое можно запросто носить в кармане.

Э.С.: Никакой прямой видимости. Все посредством инфрапространства?
Р.К.: Что-то вроде того.
Э.С.: Рэнди, скажите, окружают ли станцию какие-либо защитные силовые поля, просто на случай любого происшествия или когда хозяева не хотели иметь кого-то на борту?
Р.К.: Безусловно, да.
Э.С.: Что это за поля? Какая наука стоит за ними?
Р.К.: Я не уверен на 100%. Насколько я понимаю, станцию окружают слои экранирования. Экранирование устанавливается на определенном расстоянии. Например, имеется так называемое маскирующее поле, которое вы не увидите до тех пор, пока не приблизитесь к станции на расстояние 160 км.
Э.С.: То есть, мы не можем видеть станцию отсюда в наши телескопы?
Р.К.: Нет. Вы не увидите саму станцию до тех пор, пока не окажетесь на расстоянии 17 км от нее. По мере приближения к станции вы будете проходить через разные слои защиты. Нам приходилось останавливаться и ждать разрешения. Мы получали допуск на парковку, а также разрешение на приземление челнока на парковке. Казалось, летчики челнока всматривались в свои сканнеры, ожидая отключения слоев экранирования. Затем после прохождения челнока защитные слои включались снова. В общем, нечто вроде ворот; только через них вы могли добраться до космической станции.

Э.С.: Как насчет торгового сотрудничества с Юпитером? Можем ли мы здесь на Земле надеяться на то, что станем частью этого?
Р.К.: Ну, мы уже часть этого. Вот почему нас приглашают на космическую станцию, приглашают быть частью межгалактической торговой палаты.
Э.С.: Вы имеете в виду прямо сейчас в третьем измерении или в другом поле, в другом измерении?
Р.К.: Прямо сейчас в третьем измерении.
Э.С.: Кто отвечает за межгалактическую торговлю здесь на Земле?
Р.К.: Имени я не знаю, так же как не знаю, кто этот человек. А если бы даже и знал, то не мог бы озвучить.
Э.С.: Можете ли Вы назвать хотя бы организацию или корпорацию? Или это тоже…
Р.К.: Полагаю, не называя никаких имен, это был бы руководитель высшего звена одной из трех главных глобальных банковских корпораций.
Э.С.: То есть, это не правительство и не армия?
Р.К.: Видите ли, дипломатический корпус – это военная организация. То есть, дипломаты ведут все переговоры, все общения. Все встречи происходят только через дипломатический корпус. За переговорами стоят люди, которые, во-первых, делают их возможными, во-вторых, вкладывают деньги, и в третьих, уполномочивают дипломатов идти на уступки или предлагать товары на основе заключенных контрактов. Безусловно, это люди с деньгами. Именно банкиры принимают решения, как все будет происходить и с какой целью.

Э.С.: То есть, Вы хотите сказать, что именно они управляют правительством и армией, а также принимают решения?
Р.К.: Знаете, я бы не сказал, что все точно так и есть. Я бы выразился так: когда речь заходит о коммерции, именно банкиры играют главную роль в процессе принятия решений, и как все будет происходить. Однако во многих случаях именно армии принадлежит последнее слово. Поскольку если переговоры угрожают безопасности, делают нас беззащитными, если они рискованны или опасны с военной точки зрения, армия может сказать: “Нет. Так не пойдет. Мы не будем это делать. Зачем ставить себя в такое положение?”
То есть, армия обладает правом вето, говорить: “Нет. Встреча может быть хорошей для ваших банковских счетов, но плохой в смысле нашей безопасности. Вам следует пойти на компромисс, не угрожающий нашей безопасности и одновременно позволяющий получить то, что вы хотите”. Армия не пресмыкается перед власть имущими. По существу, она играет роль, скажем, посредника. Выполняет свою работу по обеспечению безопасности планет внутри Солнечной системы и в то же время защищает коммерцию.
Армия защищала торговлю веками. Мы просто продолжаем это делать. Но банкиры не могут диктовать нам, что делать, а что нет. Окончательное решение все еще остается за армией. Его принимают старшие должностные лица и старшие офицеры.

Э.С.: Скажите, а вот те три главных банкира… Они люди?
Р.К.: Да.
Э.С.: Контролирует ли их кто-то еще?
Р.К.: Насколько я знаю, нет. Их основная мотивация – коммерция. Жадность. Нам нравиться думать, что мы можем пользоваться такой мотивацией во имя всеобщего блага. Но это лишь до тех пор, пока нам удается сдерживать нездоровые элементы жадности банкиров.
Э.С.: Как осуществляется межгалактическая торговля? Чем мы торгуем?
Р.К.: Всем и вся, что у нас есть. Всем и вся, что нам нужно.
Э.С.: Почему нам так важно то, что есть у инопланетян? Почему им так важно то, что есть у нас? Разве они не могут производить что-то сами?
Р.К.: Ну, здесь в игру вступает анализ затрат и выгод всего, что имеется в любом из миров, чем можно торговать или использовать как ресурс. Будь-то минералы, сырье, части машин, двигатели, электроника и так далее. Для всего существует соотношение затрат и выгод. Просто имеются конкретные товары, которые производятся разными видами существ, основываясь на их ресурсах. Цена на такие товары намного ниже, чем стоило бы нам их производство. И наоборот, то, что производим мы… Кому-то выгоднее покупать определенные товары у нас, чем производить самим. Производство обошлось бы им намного дороже.
В общем, именно это называется коммерцией. Смотрите, скажем, у меня избыток чего-то ценой 50 центов на доллар. Вы можете покупать это, поскольку так эффективнее с точки зрения затрат. А у вас избыток минерала по цене нескольких центов на доллар. Если бы мы добывали этот минерал сами, он бы обошелся нам гораздо дороже. С точки зрения выгоды, нам гораздо дешевле покупать его у вас, чем самим бурить породу. В этом-то и заключается вся суть коммерции.
Можем ли мы получить нечто откуда-то еще, и это обойдется нам дешевле? Удастся ли нам заполучить лучший продукт за меньшие деньги? Такова фундаментальная основа всей торговли.

Э.С.: Потрясающе. Рэнди, встречаться с Вами на программе – всегда огромное удовольствие. Еще раз спасибо.
Р.К.: Благодарю за приглашение.
Э.С.: Я – Эмери Смит. Это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.


divinecosmos.e-puzzle.ru
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

В верх страницы
= Подробно =
.